Форум » Библиотека » Цветок Шиповника » Ответить

Цветок Шиповника

Алассиэн: ЦВЕТОК ШИПОВНИКА часть первая [more]Разве я человек? По-моему, уже нет. Причём давно. Тогда кто я? Что не человек, это точно. Рога, уши коровьи, морда, как у них, копытных. Правда, копыт у меня нет, есть лапы. Так что я точно не бык – у меня ещё и клыки есть. И хвост. Пушистый такой. Как бы я без хвоста на четырёх бегал? Лапы – как у кошки лапы. Почти. Потому что у меня ещё на передних лапах пальцы. Нормальные такие пальцы, почти как человеческие, только с когтями. И когти не убираются. Ненавижу на свою морду смотреть! Образина! Все зеркала, какие нашёл, давным-давно побил. А что? Двинул один раз лапой – и готово! А, чего они говорят – «Вышли бы Вы, мессир, к людям, а не сидели бы тут, как…» Ага, как же! Если меня не подстрелят сразу, так буду у какого-нибудь охотничка в клетке сидеть. Или на цепи. Зверюшка домашняя, говорящая, и фокусы показывать умеет. Вот лежу я, значит, в углу двора возле конуры, хозяин мне миску помоев выносит, за ушком чешет, «дай лапу» говорит. Умница, пушистик! Тьфу! Вот так тут и живу один. Вообще-то не совсем – в моём замке почти все вещи живые. Разговаривают, бегают, советы дают. Ага, им-то что! Они –то хоть симпатичные, не то, что я – не пойми что за страшилище. У Люмьера вон даже с метёлкой любовь. Думают, я не замечаю. А я как на них взгляну, так тошно. Сколько же мне лет? Здесь время неправильное какое-то; да я, вообще-то, давно и считать перестал. Только вот если у розы уже нижние лепесточки привяли – значит, двадцать мне точно есть. И вот иду я как-то по анфиладе. Наступаю на ковёр, чтоб когтями не стучать. Выглядываю на лестницу – и, надо же – у нижних ступенек мужичок какой-то стоит, по сторонам оглядывается. Спрашивает «Тут кто-нибудь есть?» Зачем он явился? На меня, что ли, посмотреть? … Что я, комнатная собачка? От возмущения я уже рычу. Встал на верхней площадке лестницы и затаился. Наблюдаю. Слуги мои дорогие от радости разве что не подпрыгивают. «Пройдёмте, мессир, отдохните, выпейте чаю!» И идёт ведь! Ну, хватит! Я его к себе в гости не звал! В два прыжка пролетаю лестницу, сворачиваю налево, распахиваю дверь. Они его в моё кресло усадили! В моё любимое! И угощают! Ну, вот я сейчас вам всем покажу! Зверею. Ясно чувствую, как шерсть на загривке встаёт дыбом. Рычу. Да, вот нравится мне рычать! - Здесь чужой! Люмьер несёт чепуху, что-то объясняет, но слушать его я не собираюсь. Ага, мужичок увидел меня, перепугался. Да, я страшный! Сейчас снова зарычу – ещё страшнее буду. Рога у меня, клыки из пасти торчат, красный плащ по полу тащится. На картинках черти как раз такие. Подхожу на четырёх, принюхиваюсь, разглядываю «гостя». Никудышный он какой-то – маленький, лысенький. И бормочет: - Я …Я не хотел… А сам на мою морду пялится, глаз не сводит. Ну, чего уставился? Когсворт что-то мямлит, но я его не слушаю. Перепрыгиваю через кресло и вновь рычу. Мужичок пятится, я иду за ним. - Что ты здесь делаешь? - Я заблудился в лесу… И… и вот… -Ты нежеланный гость! А он всё смотрит и смотрит! Нет, это невыносимо! - На что ты уставился? Ты пришёл посмотреть на чудовище? - Я искал ночлег… А сам всё на меня смотрит. Свирепею ещё больше, хватаю мужика за шиворот, ору: - Здесь ты найдёшь ночлег! – и волоку его в башню. Завтра придумаю, что с ним делать. Ходят тут всякие… Шляюсь по парку. Всё заросло, отменные дебри получились, пруд давно никто не чистит. Западная стена обрушилась – не вся, конечно – просто есть там такой хороший проход… Иду в него, как в ворота. В другом месте пришлось бы сигать через забор. Сразу за парком начинается лес. Если идти прямо весь день, можно выйти в горы. Правда, на гребне хребта я был всего раз или два. Возвращаюсь вечером. Заметно похолодало, начал срываться снежок. Вот, опять моя как-бы-зима пришла. Потом будет как-бы-осень, потом – снова зима. К западу от Замка лета нет вообще. У парадного входа вижу осёдланного коня. Мужик безлошадный был – я проверял. Это ещё что за гости? Так и есть: дверь в башню открыта. Взлетаю по винтовой лестнице, на повороте въезжаю плечом в стенку. Не вписался. У двери, за которой мой мужик сидит, кто-то на коленях и с факелом. Переговариваются. Я отшвыриваю этого кого-то одной левой. Факел катится в сторону и гаснет. - Кто здесь? Ой. Оказывается, это девушка. - Кто здесь? – повторяет она. – Кто Вы? Я стою в тени, она меня не видит. И пусть не видит. Она такая… Такая… А я кто? - Хозяин этого замка, - рычу в ответ. Надо же – оказывается, не рычать не получается. - Это мой отец, - говорит она. – Он болен, ему нельзя здесь быть, это опасно! Отпустите его! Стану я его отпускать, как же! Может, я первый раз за столько лет живого человека увидел. - Он не должен был вторгаться сюда! Она всё ещё стоит на коленях, смотрит куда-то вверх – наверное, пытается разглядеть меня. Мужик выглядывает в дырку под дверью, лопочет: - Уходи, Белль, оставь меня! Белль – это что, её имя? -Что я могу сделать? Надо же! Ничего ты не можешь сделать. Давно всё плохо и становится только хуже. «Уходи», - думаю я – «уходи же! Почему ты меня не боишься?» - Но должен же быть какой-то выход… - о чём она думает? Хожу взад-вперёд, стучу по каменному полу когтями, стараюсь держаться в тени. -Стой! Удивляюсь, замираю, поворачиваю голову. Девушка делает шаг вперёд, к свету. Она такая… - Оставь лучше меня… Что? От удивления едва не роняю челюсть. -Тебя? Ты сядешь вместо него? Она что, совсем не понимает, что делает? Мужик кричит: -Белль, нет! Я не позволяю тебе! Ты не знаешь, что делаешь! Вправду за неё волнуется, что ли? - А если я соглашусь, - спрашивает она, - ты его выпустишь? Всё. Это оно. Другого шанса у меня не будет. Отвечаю: -Да. Но ты останешься здесь навсегда! А, вот теперь она меня наконец боится! Говорит нерешительно: - Выйди на свет! Вот этого я не ожидал. Ох, что делать-то? Осторожненько эдак делаю шаг к световому потоку из окна-бойницы. Показываться мне очень не хочется. Потому что… Всё, увидела меня, вскрикнула, лицо руками закрыла. Я сам, когда себя такого в зеркале первый раз увидел, тоже орал. Но это так, частности. А вдруг она сейчас передумает? Говорит: _Я обещаю… И всё же я в это почти не верю. Но если успеть… - Ладно, - тут же соглашаюсь я. Моё слово должно быть первым. Отмыкаю дверь, быстренько хватаю мужика за шиворот и волоку вниз, на выход. Кажется, грубо: он спиной ступеньки считает. Ну и вопит, упирается, конечно. Я бы, может, и получше его нёс, но его надо отправить отсюда быстро, а я на двух плоховато держусь, упасть могу. Поэтому подгребаю передней правой, мужика несу левой. Плечом открываю дверь во двор, шагаю к Тартарини, забрасываю мужика в карету. Командую: - Отвезите его домой! В землю он тут врос, что ли? Точно – копыта уже какими-то корнями заплело. Но ничего, поднимается, топает к мосту и дальше. Тартарини сейчас карета с копытами. На паука немного похож; в общем, зрелище жутковатое. Ничего, бодро так пошёл, справится. Он – не я, так что выберется без помех. А где это «домой» - ну, до ближайшего городка, наверное. Может, сам у пассажира спросит. Иду обратно, наверх поднимаюсь уже медленнее. Слышу, как меня окликает Люмьер. Вот он, в нише стоит. _Чего тебе? - Мессир, я подумал, если девушка проведёт в замке какое-то время, то не могли бы вы предложить ей комнату? Хмыкаю что-то неопределённое и иду дальше. Надо же – сам я об этом как-то не подумал. Девушка стоит в том самом закутке, за дверью, в окно смотрит. Гляжу поверх её головы туда же и вижу, что Тартарини как раз переходит мост. Всхлипывает, оборачивается ко мне, слёзы с лица стирает: - Ты даже не дал мне с ним проститься… А я его больше не увижу. Не увижу никогда… Что, пушистик, доволен? Чувствую себя идиотом. Правда, нехорошо как-то получилось. Рявкаю: - Идём. В твою комнату. Вот, теперь говорить учиться надо. Слова-то я помню, а вот разговариваю позорно. Ладно, как есть, так есть. Она удивляется: - В мою комнату? Но я думала… -Ты хочешь остаться в башне? -Нет. - Тогда пойдём. Я иду впереди, на двух, несу Люмьера в правой передней. Он старается, светит изо всех сил, все три свечи зажёг. На двух я как следует уже давно не ходил, разучился. Вот теперь думаю, как бы не упасть, а то передняя (или верхняя) часть туши перевешивает. Украдкой оглядываюсь, смотрю, кого же это я в Замке поселил. Какая же она маленькая! Люмьер молчать долго не может. Тихонько начинает давать советы: - Скажите ей что-нибудь! Правда, что это я молчу? - Надеюсь, тебе здесь нравится, - оборачиваюсь я к ней. Она кивает, но, похоже, не очень-то искренне. Нашёл тоже, где спрашивать, пушистик! Здесь с потолка полтора десятка химерских каменных морд торчат. Эти ещё пострашнее моей будут. Оглядываюсь, смотрю на неё. Маленькая такая, тоненькая, в платье синем. И глаза – упрямые, карие. И хвостик с синим бантиком из длинных тёмных волос. Красивая… -Здесь теперь твой дом, так что ходи где хочешь. Но не в Западном Крыле! - А что в Западном Крыле? - Запрещено! – коротко говорю я и для убедительности рычу. Она вздрагивает. Идём дальше. В Западном Крыле я всё ободрал и разгромил, но её это не касается. Замок большой, ей места хватит. И вообще – чего? Чего, чего – живу я там, вот чего! Комната у лестницы, между Западным и Восточным, ещё на зимней стороне. Сколь я помню, когда кузина СелестИ гостила, она именно здесь жила. Значит, для Белль подойдёт. - Это твоя комната, - пропускаю её вперёд, сам стою у двери. – Если тебе что-нибудь нужно, мои слуги о тебе позаботятся. Люмьер шепчет мне в ухо: - Обед! Пригласите её на обед! Вообще-то это будет ужин уже, но это я потом думаю, а прежде вытягиваюсь весь и выговариваю как можно торжественней: Ты… Пообедаешь со мной! И это не просьба! Захлопываю дверь и ухожу, довольный собой. Кажется, всё получилось! [/more]

Ответов - 97, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Алассиэн: Ветер пишет: новым читателям не очень удобно будет всю повесть читать в режиме форума, тем более с кусками наших комментариев. На фикрайтерских форумах обычно обсуждения вообще идут в отдельной теме. Кстати о. А почему бы не сделать сайт не из шаблонов Народа, а в HTML? рисовать - другое дело Это же волшебники, для них вообще нет невозможного.

Ветер: Алассиэн пишет: А почему бы не сделать сайт не из шаблонов Народа, а в HTML? Я думал над созданием сайта и решил, что форум - более удобная вещь. По сути, те же статьи, разделы, галереи и файлы. Минус - усложнение поиска нужной информации. Но если возьмешься - помогу чем смогу, сам я в практике сайтостроения ничего не смыслю. Я ошибаюсь, или мы это когда-то уже обсуждали? Давно.

Алассиэн: Ветер пишет: мы это когда-то уже обсуждали? В феврале, может быть? Но это другая эпоха уже, слишком давно. На Юкозе есть нормальные настраиваемые шаблоны, но этот движок не подходит - надо регить новый домен, и обновлять нужно тоже часто (а этот сайт - копилка на самом деле, склад, динамики мало). Так что, может быть, просто написать для имеющегося сайта простенький аккуратный код? Но это я так, для себя прикидываю. Я админ двух сайтов, один из них делала сама, хотя в HTML всё-таки не крупный специалист. Будет время - попробую слепить что-нибудь подходящее (главная+страничка со ссылками на материалы и форум, + фанфики в виде веб-страничек). Я, наверное, довыложу уж до финала как есть (сейчас просто хорошо, но я знаю, что могу и может быть лучше). Сейчас довыложу, а потом подумаю немного и буду править два последних текстовых поста. Но это - потом.

Алассиэн: Вот первый примитивный набросок в хтмл (цвета подбирала на глазок, потому неточно). По-хорошему, навигацию надо вынести в левую половину страницы, наверх повесить форумный логотип, на главную - или новости, или картинку и несколько строк ознакомительного текста, что, как и почему. Хотя и здесь народно-шаблонные уши явственно торчат, код поправлен всего чуть-чуть :(

Ветер: Алассиэн пишет: этот сайт - копилка на самом деле, склад, динамики мало Наверное, именно поэтому я в своё время передумал его делать и занялся форумом. Вот первый примитивный набросок в хтмл Вроде всё верно, тут чем проще-тем лучше. С графическими элементами я помогу. Попозже напишу свои мысли в "Мастерской". Вообще, к этой идее у меня просыпается интерес.

Алассиэн: Я за сутки это всё ещё раз передумала и сочинила совсем другой дизайн, сложнее и красивей. Правда, не знаю, смогу ли его написать правильно (наверное, придётся ставить Фронт Пейдж). А теперь давай, дабы тему не засорять посторонними разговорами, перенеси это в Мастерскую (или по почте обсуждать будем, или я у себя в Дайри закрытую тему сделаю).

Алассиэн: Я не стал отвечать. Я его убью. А с такими не говорят. Оружие этого я попросту перекусил только зубы щёлкнули; а его самого схватил за горло и вывесил за ограждение крыш. До сих пор не знаю, почему тогда сразу не разжал пальцы. Внизу, на три этажа ниже, бурлила вздувшаяся от дождя речка Дворцовка. Под лапой надулись, напряглись мышцы красного. Нажми я чуть сильней – переломил бы ему хребет. А уж про то, что придушил, нечего и говорить. Он хрипел и дёргался, как красный червяк на рыбацком крючке. А ещё – молил о пощаде. Жить хочет, разбойничек. Заколола позабытая было боль от стрелы. Наконечник вроде бы вывалился чуть раньше. А мне вдруг стало противно до тошноты. Корчится тут этот… живучий. Да ну его, пусть живёт, за какими кошками он мне сдался! Я вытянул его обратно и отшвырнул прочь. Сказал только: -Убирайся. Как он будет слезать отсюда – не моё дело. Хочет жить – как –нибудь выберется. И тут меня окликнула Белль: - Эглантен! Я обернулся. Белль стояла на моём балконе и протягивала ко мне руки. Радостно стало на сердце. Если она вернулась… неужели ради меня? Обходить, спускаясь по чердачной лестнице и вновь поднимаясь по внутренней, парадной, было бы слишком долго. И я полез напрямую – благо было не впервой. Белль поймала мою руку, и её пальцы скрылись в моей ладони. Тоненькие. Такие любимые. Никогда бы не отпускал. … Как ясный день собой свечу затмит, Так звезд сильнее свет ее ланит… И я вправду протянул правую руку и коснулся её лица. - Ты вернулась! Даже не верится, что всё это правда. Но нет – Белль, улыбаясь, прижимается к моей ладони щекой. А это, наверное, значит, что всё-таки… Сказать я ничего не успел. И выбраться наверх – тоже. Сначала был удар, потом, парой мгновений после – боль, сильная, жгучая. До темноты перед глазами. Оглянуться толком не удалось – но всё же увидел этого, засевшего на той же крыше чуть пониже и поудобнее перехватывающего нож. Ах ты… Я хотел смахнуть его и не смог – только задел пустоту, услышал вопль, как издалека – чей, откуда? - и сам завалился куда –то назад. Только б не утянуть Белль… Следующий миг, словно просвет в тучах – я, висящий обеими лапами на перилах и отчаянно рулящий хвостом, а сил перевалиться через преграду уже недостаёт. А потом я уже лежу мордой кверху и никак не могу приподняться, и даже глаза открываются кое-как. Надо мной склоняется испуганная, растерянная Белль. Говорит что-то, осторожно касается лица. - ты вернулась! -Ну конечно же я вернулась, - отвечает она. – Я должна была… Если бы я пришла раньше, всё было бы не так! Холодно, как же холодно. И говорить всё трудней. - Лучше, что всё так получилось… - Нет, - в глазах Белль стоят слёзы. – Ты поправишься, мы вместе, всё будет хорошо, вот увидишь… Хотел бы. Но не выйдет – даже повернуться не могу. Наверное, это всё. - А я увидел тебя в последний раз… Дальше ничего не помню. Какая она, смерть? Останусь ли я человеком за ней? … Странно. Почему я неудобно как-то лежу лицом вниз, и как будто не там, где был, и жарко, и ничего не болит… совсем. Поднимаюсь неожиданно легко. С плеча ползёт плащ. Приснилось, что ли? И тут вижу руки. Свои. Какие-то не такие. Человеческие! Разглядываю озадаченно – надо же, когтей нет, ногти плоские! И вдруг оглушительно понимаю: свершилось. А я всё пропустил. Где же Белль? Оборачиваюсь – да вот же она! Только смотрит странно – с испугом, что ли; будто бы сейчас я какое страшилище, будто бы я – и не я. Но если… Значит, она меня любит! Любит! Тогда почему боится? Посмотреть бы на себя – вот когда нужно зеркало! – но некогда. А я уж думал – всё… Да ведь она меня не узнаёт! - Белль, это я! И как жить, если не узнает и отвернётся? Страшно.

Алассиэн: Останавливаюсь, не дойдя шага – потому что Белль едва не бросилась от меня прочь. Неужели я и впрямь теперь страшнее, чем прежде? Мы стоим друг против друга – балкон маленький, и уходить с него особо некуда. Белль всё же решается приблизиться. Что она видела? На что оно похоже, превращение это? Потом спрошу. О чём я думаю; вдруг я теперь для неё чужой? И что тогда? Зачем мне тогда всё это? Пожалуй, и ни к чему. Белль протягивает ко мне руку, касается волос кончиками пальцев. Предательски подступают слёзы. Очень непривычно стоять на полу всей ступнёй сразу, от мокрого камня неприятно тянет холодом. Но это не главное. Это сейчас настолько не главное… И тут Белль говорит: - Да, это ты! И столько в её голосе счастья, и радости, и улыбка озаряет её прекрасное лицо. Узнала! Ты меня всё-таки узнала! Тогда я решился наконец поцеловать мою любимую. Или это она решилась поцеловать меня? И ничего не было лучше этого мига. Когда мы вновь вспомнили о том, что кроме нас есть ещё и мир, замок уже менялся – стремительно, как наступающий новый день. Да. именно так. Дождь перестал, туча исчезла, в ясном небе сверкало прямо-таки весеннее солнце. А по стенам, по крышам, по самой земле шло что-то похожее на золотую позёмку. Осень уходила, стремительно сменяясь весной. Выбросили зелёную листву и алые цветы обвивавшие мой балкон сухие плети, которые я за всё это время так и не решился оборвать -0 вдруг живые. Вдруг в таком же колдовском сне, как вся Зимняя Сторона? Мы стояли рядом, не разжимая рук – боялись, что всё сон, что всё может исчезнуть. А на столике под колпаком было пусто. Почти. Моя заветная роза рассыпалась в тонкую, невесомую пыль. Битого стекла на полу уже не было. Слизало позёмкой или ещё прежде вымело ливнем? А потом к нам навстречу бросились трое. – зазвенела по камню бронза, застучали фарфор и деревяшки. Едва выйдя на свет, все они вновь стали людьми – так быстро, что я и заметить не успел, как. -Люмьер! Когсворт! Миссис Поттс! На радостях я сгрёб в охапку разом всех троих. Вот уж кому удивительно – они ведь столько лет были такие маленькие! А потом появились Чип. И Бублик. Миссис Поттс подхватила на руки своего младшенького – наконец-то! – а я закружил по балкону Белль. От счастья хотелось танцевать. А потом Белль глянула на меня строго и потребовала подвернуть рубашку. Правда, я ведь уже совсем забыл, что меня вот только что… Ведь вправду чуть не умер. А ничего не было. От крови и следа не осталось. А едва заметный шрам, как сказала Белль, исчез прямо у неё под рукой, разгладившись без следа. Сбылось! И целая жизнь впереди. Хотелось увидеть всех, весь замок, и радоваться вместе со всеми. И наконец взглянуть в зеркало – каким же я стал теперь? Свой плащ я всё-таки подобрал и застегнул фибулу. И не потому, что так привык или холодно. А просто затем, что больше ведь не было звериного хвоста  Вот так мы, жители замка, и стали Хьюмэн Эгейн, Людьми-вновь. А ещё я обрёл свою любовь. Мы обрели – я и Белль. Впрочем, не только мы. Мы обвенчались совсем скоро, всего через месяц, и я хорошо помню головокружительное чувство радости этого дня и восторг причастия несколькими днями раньше. Хотя я, правда, и не рассказал на исповеди всего этого. Потому что ТАМ нашу историю и так всенепременно знают. А чуть раньше венчались Феллис и Франсуа Бордонне (он же Люмьер). А какие же знатные господа путешествуют без слуг? Даже если они только по случаю слуги, а на самом деле – самые настоящие друзья!? ------------------------

Ветер: Поздравляю с финалом долгого труда! Прочел с удовольствием, и чувства совсем свежие. Спасибо за них. В скором времени подчищу эту тему. Увидимся в "Мастерской".

Алассиэн: У меня появилась интересная идея: заказать профессиональный перевод повести на английский язык. Профессиональный - затем, чтобы сохранить особенную манеру речи, все эти словечки и обороты. Мировой фэндом общается-то в основном на английском ;)



полная версия страницы