Форум » Библиотека » Изабелль » Ответить

Изабелль

Алассиэн: ИЗАБЕЛЛЬ День начался как всегда. Отец ещё вчера уехал на ярмарку в Шантери и обещал вернуться не ранее завтрашнего вечера. Я задала корм курам и козам, переделала нехитрые дела и уселась на кухне с книжкой. На лужайке кто-то вновь затеял пикник, но разделять чужое веселье мне не хотелось. Ну хотя бы потому, что меня не звали. Ближе к полудню заявился Гастон. Не впустить его было никак нельзя - он знал, что я дома, а про таких, как он, говорят: выгони в дверь, полезет в окно. Я всерьёз опасалась, что он так и сделает. Гастон – первый парень на деревне и совершенно уверен, что все просто обязаны им восхищаться. Только вот что ему надо от меня? Едва открыв дверь, я поняла, что, похоже, ничего хорошего. Вид у Гастона был нарядный (как он это понимает, конечно) – красный фрак, белые штаны. Он покрасовался немного перед зеркалом, а затем самым бесцеремонным образом занял моё кресло, положив ноги прямо на стол. Жидкая грязь с его сапог, в которую он только что где-то наступил, потекла на раскрытую книжку и скатерть. - Хочешь, я угадаю твои мечты? – заявил этот самодовольный тип, по-хозяйски разваливаясь в кресле. – Сегодня они станут явью! - Да что ты знаешь о моих мечтах! – ответила я, вытаскивая книжку из-под Гастонова сапога и стряхивая с неё грязь. Вот досада, теперь останется пятно! - Всё! – как ни в чём ни бывало заявил Гастон. – Вот представь: охотничий домик… На огне жарится убитая мною дичь, моя жена массирует мне ноги… Я поспешно отскочила в сторону – так нас разделял хотя бы стол. Сапоги этого самодовольного индюка уже стояли на полу, а сам он щеголял в вонючих красных носках. И дырявых к тому же. Я не удержалась и зажала нос. - А на полу малыши играют с собаками, - Гастон поднялся и неторопливо пошёл за мной. Как кот за мышью, честное слово – когда мышь не может убежать. – Их будет шесть или семь! - Собак? – ужаснулась я. Держать в доме такую свору… Фи! - Да нет же, Белль! – нетерпеливо возразил Гастон, нависая надо мной. Я кое-как увернулась. – Крепких мальчишек, таких же, как и я! - Представляю… - недовольно сказала я и наконец поставила книжку в шкаф. - И знаешь, кто будет этой женой? - Конечно, нет. Взгляд Гастона сделался каким-то плотоядным. - Ты, Белль! Он что, так делает предложение? Как бы избавиться от него, не разозлив? - Я? Гастон, у меня нет слов… - я отступала к двери. Кандидат в женихи шёл за мной, на ходу расшвыривая мебель. Как жаль, что я дома одна… - Я правда не знаю, что тебе сказать… - Я знаю: ты мечтала об этом всю жизнь! – высокомерно заявил этот любитель детей и собак. – Сегодня твои мечты наконец исполнятся! О ужас. Он, кажется, серьёзно. И откуда только берутся такие дураки? Он явно вознамерился зажать меня в угол и поцеловать. Вот гадость! В болоте я видала его мечты! Шёл бы с таким предложением к Бабетте или её сестрицам. Все трое от него без ума. Выслушали бы это всё и было бы много восторженного визга. Зачем Гастону я? Будь я мужчиной, я бы с удовольствием стукнула его как следует. Но я девушка, а он наголову выше и намного сильней. Что же делать? К счастью, мне удалось добраться до входной двери и прижаться к ней спиной. Гастон растопырил руки, отрезая мне пути к оступлению, и уже вытянул губы трубочкой. - Гастон, я тебя недостойна! – пролепетала я как можно дружелюбнее, пригнулась и резко провернула дверную ручку, открывая замок. Гастон подвоха не ожидал и, взмахнув руками, кубарем выкатился за порог. Как раз вовремя. Я резво отскочила в сторону и немедленно захлопнула дверь. А потом схватила его сапоги, выставила их за дверь и закрылась. Теперь уж – на все три хитрых папиных замка и крючок. В дверную трубу я наблюдала за тем, как Гастон, отшвырнув попавшую под руку сонную свинью и заботливого дружка Лефу, на четвереньках выбирается из лужи. Так ему. Хорошо приземлился. А на лугу – толпа, священник, оркестр, зарёванная Бабетта с сестрицами. Он что, вправду думал, что я вот прямо сейчас радостно пойду за него замуж, стоит ему только поманить? Придурок. Пришёл жениться, так потрудился бы хоть носки чистые одеть. И без дырок. Я яростно вытерла тряпкой грязные следы на полу. Ну всё, проходу мне теперь точно не будет. Гастон упрям, злопамятен и отказов просто не понимает. Что же делать? Но сейчас он всё же убрался, а вслед за ним и толпа. Я выждала немного и выглянула за дверь. - Он ушёл? – спросила я у сидевшей на перилах крыльца рыжей курицы. Курица утвердительно клекотнула. Слушали мой возмущённый монолог только куры да козы. - Представляете – он зовёт меня замуж!? - обратилась я к козе Нюрке. - Меня! Чтобы я стала женой этого грубияна! Коза задумчиво сжевала травинку и кивнула. Я продолжила: - Этот самовлюблённый придурок хотел, чтобы я стала его женой! Мадам Гастон! Фи! Козёл со мной согласился. Куры дружно хихикнули. - Да мне вовсе не нужна такая жизнь! – в сердцах сказала я и пнула пустое ведро. Распахнула калитку и бегом ринулась от города прочь, навстречу ветру. Сухие цветы луговых летучек клонили ко мне свои пушистые головы. - Да я на самом деле мечтаю о разных приключениях! Я хочу многое узнать, хочу путешествовать и учиться! Вот! А замуж мне рано!

Ответов - 11, стр: 1 2 All

Ветер: Поздравляю с новым началом! Знаешь, единственный минус (и он в начале "Цвеика" тоже есть) - повествование идёт слишком торопливо. Хотя может это только у меня такой глюк... но когда читаю другие тексты, его нет. Может, нехватает более размеренного вступления или, если мыслить образно, "бэкграунда"? То бишь, кто такая Белль и почему её отец уехал на ярмарку (первая мысль - торговец). Да, в "Цветке" после начала торопливость исчезла. Я объяснил это тем, что по мере сюжета Бист стал более внимательным к миру и окружающим деталям. Но Белль - другой персонаж. Заинтересовало - кого из тройняшек ты зовёшь по имени? Ну, и может красные строки вручную забивать двумя-тремя пробелами.

Алассиэн: Ветер пишет: повествование идёт слишком торопливо. Я начинаю рассказ не там, где начинается мульт - мне важно поймать и удержать внимание читателя. Читать фанфик и сидеть в кинотеатре с проплаченным билетом и развитым рекламой-именем студии т.д. интересом - очень разные вещи. Уже потом, когда читатель точно не оставит текста, не узнав, что было дальше, можно менять скорость повествования и отвлекаться на подробности. не хватает более размеренного вступления А флэшбэки на что? :) Да, в "Цветке" после начала торопливость исчезла. У меня был совершенно "с потолка" написанный кусочек текста, сделанный как раз таким образом, чтобы прочитать, притормозить от неожиданности, вернуться к началу и потребовать: "А вот с этого места поподробнее!". Потому начало отличается - самое-самое начало, пара рукописных страниц. Потом случилось ничем не занятое время - 4 часа в поезде туда и 4 обратно и тетрадка в сумке. Ну а потом оставить такую увлекательную игру незаконченной было уже просто нельзя! Внимание к миру никуда и не исчезало, просто прямое непонимание некоторых вещей позволяет их совершенно не замечать. Картинка мира заметна, но не читается должным образом. может красные строки вручную забивать двумя-тремя пробелами. Уже думаешь о публикации? Может, забыть про эти красные строки и ограничиться только тегом BR - конец абзаца? кого из тройняшек ты зовёшь по имени? По именам я зову их всех. Бабетта, Жаннетта, Жоржетта.

Ветер: Алассиэн пишет: А флэшбэки на что? :) Флешбэки - это флешбэки, в них главное инфа а вступление - это вступление, оно создаёт сам настрой, дух произведения. Уже думаешь о публикации? Может, забыть про эти красные строки и ограничиться только тегом BR - конец абзаца? Печатай без красный строк и тегов, я нашел в Word-e способ как потом сделать их атвоматически, там где надо. Уже думаешь о публикации? Конечно. Само эксклюзивное должно быть на сайте, ибо на форуме оно за полгода затеряется в архивах. По именам я зову их всех. Бабетта, Жаннетта, Жоржетта. Отличные имена, очень подходящие. Даже слегка жаль, что я уже привык к своему варианту "Лу-Лу, Жу-Жу, Ми-Ми".

Алассиэн: Ветер пишет: эксклюзивное должно быть на сайте, ибо на форуме оно за полгода затеряется в архивах. Мм... Я просто не могу ждать, когда оно напишется полностью, терпения недостаёт. Мысленно всё есть, но материально книжка сильно неготовая ещё. И не исключены текстовые правки. Поэтому лучше не спешить. Ветер пишет: вступление - это вступление, оно создаёт сам настрой, дух произведения. Я не гений, я ещё только учусь :) уже привык к своему варианту Было бы странно, если бы этого варианта не существовало. Мне эти имена...хм... "открылись" после прослушивания этой вот песни: http://www.youtube.com/watch?v=yL7e52uItu8 нашел в Word-e способ как потом сделать их атвоматически, там где надо. Мда. Одна гениальная и трудолюбивая личность в команде всё-таки есть. Товарищ рыжий такой, с рожками ;)

Ветер: Песня не вставилась, но я её знаю. Хорошо, на сайт выложу только тогда, когда скажешь.

Алассиэн: Кто уж как, а я вовсе не считаю себя старой девой. Мне всего 19. И выходить замуж за первого попавшегося настырного типа я не хочу. Вот вернётся папа, поговорю с ним, и мы вместе придумаем. Что дальше делать… От этих мыслей меня отвлёк наш конь Филипп. Он выбежал на луг прямо передо мной, ржал тревожно, словно бы звал куда-то. Тележка с изобретением была на месте, но отца вместе с Филиппом не было! Что-то произошло! И, похоже, нужно было спешить. Как всё-таки жаль, что кони не умеют говорить! Такого странного леса я не видела ни разу. С знакомой тропки конь будто предзимье шагнул, только что снега не было. Деревья стояли облетевшие, тёмные, настороженные и ждущие. И ни травинки, ни листика вокруг. И тишина – плотная, тяжёлая, почти осязаемая. Ни птиц, ни белок, ни звука, ни шороха – только хрустят под копытами тоненькие сухие веточки. - Филипп, где мы? – шёпотом спросила я, приникая к шее коня. Ему тоже было явно не по себе. Замок показался из-за деревьев неожиданно – огромный. Тёмный, с острыми башнями и мостом над бездной. Где-то здесь был графский замок – но это никак не может быть он. Знающие люди рассказывали о белом камне стен, о кустарниках, цветущих до самого снега, о широкой мощёной дороге, ведущей к мосту… Здесь ничего этого нет. Так что же это за место? И если отец здесь, то как он мог попасть сюда? Дорога на Шантери совсем в другой стороне. Филипп испуганно всхрапывал и прядал ушами, но всё-таки шёл вперёд. Мы миновали мост, незапертые ворота, въехали во внутренний двор. А во дворе, на плитах мостовой, я увидела папину шляпу. Почему ни человека вокруг? Замок – не сторожка в лесу, он никак не может быть пустым. Или – может? Но здесь ведь живут люди, они наверняка что-то знают! -Жди здесь! – велела я коню. Массивная дверь. Нет ни звонка, ни колотушки. И незаперто. За дверью – огромный полутёмный зал, угадывающаяся в сумраке лестница, при ней – какие-то каменные фигуры. Ни фонарей, ни свеч. Ни звука, ни отклика, сколько я ни зову. Да есть ли здесь кто-нибудь? Странно: замок не выглядит заброшенным, он явно не пуст, но я никого не вижу, обходя его коридоры один за другим. Не заблудиться бы. Наконец мне попалась распахнутая дверь на какую-то лестницу, послышалось что-то вроде шума шагов. Вспыхнувшее было пламя свечи исчезло наверху, за поворотом. Кто-то по этой лестнице шёл. Наконец-то! Я почти бегом бросилась догонять этого кого-то. -Стойте! Я ищу моего отца! Я… Винтовая лестница вела, по-видимому, в башню. Только вот догнать неведомого человека так и не удалось – подсвечник стоял в стенной нише, и рядом никого не было. Я уверена, что там кто-то был! - Папа, где ты? – повторила я и наконец услышал в ответ голос отца. - Белль! Как ты меня нашла? Я влетела по этой лестнице как птица… И упёрлась в тяжёлую дверь с решёткой у самого пола. Рядом, на стене, горел факел. И- о ужас! – мой папа был пленником за этой дверью, сидел там на холодном полу… Ему же нельзя! Он же болеет… Кто посмел? - Кто это сделал? Отец меня не слушал. Просил только: - Ты должна уйти отсюда! Объяснять нет времени! Уходи! -Я тебя не брошу! Тебя нужно освободить… - Уходи! Скорее! Ответить я не успела. Кто-то выдернул факел у меня из руки и отшвырнул в сторону. Горящая палка закатилась в лужу и погасла. Над головой рявкнуло: -Что ты тут делаешь? - Кто вы? – спросила я, силясь рассмотреть скрывающегося в темноте. А там, в тени за колонной, скрытый от моего взгляда, и впрямь кто-то двигался. В ответ раздалось хриплое рычание. Я вздрогнула. - Хозяин этого замка. Я пришла за отцом. Пожалуйста, отпустите его! Ему нельзя здесь быть, он болен! Темнота шевельнулась. - Он не должен был вторгаться сюда! Какой жуткий голос. И невнятный к тому же – я едва разбирала перекрываемые рычанием слова.

Алассиэн: -Белль, прошу тебя, уходи! – умолял отец. – Забудь обо мне! - Нет! – решительно ответила я и обернулась к пленителю. – то ты? Темнота шевельнулась вновь, по каменному полу отчётливо клацнули когти. - Хозяин этого замка! – раздалось в ответ. -Прошу, отпусти моего отца! Он болен, ему нельзя здесь быть! - Он мой пленник, - рыкнуло из тьмы. Почему этот хозяин не показывается? Карлик, горбун, слепой? Что ему надо? И кто рычит рядом с ним, чьё рычание глушит хозяйский голос? Кто там с ним – медведь, пантера, пёс? Меня передёрнуло. - Что же делать? – я уже думала вслух. – Вот что: оставь лучше меня! - Ладно! – вдруг согласился этот кто-то. Затем чуть внятнее поинтересовался – кажется, даже с удивлением: - Ты сядешь вместо него? - Белль, ты не знаешь, что делаешь! – взмолился отец. О, я –то как раз знаю. Я молодая и здоровая, у меня хватит сил как-нибудь справиться с ситуацией. Главное – вызволить тебя, а я найду способ отсюда выбраться… Но вслух я не сказала этих слов. Пока хозяин башни не передумал. Пока его – этого – ещё можно уговорить… - Но ты останешься здесь навсегда!, - так вот какое условие… Этого. Этого… кого? - Выйди на свет! – потребовала я. Я ждала увидеть человека… Сколь угодно уродливого, старого, быть может, карлика или великана, хромого калеку… какого угодно, но человека. Тот, кто нерешительно шагнул ко мне из темноты, человеком не был. Существо – только так его и можно было назвать. Существо рогатое, клыкастое, словно вепрь, заросшее длинной косматой шерстью, закутанное в рваный плащ. Кажется, я в жизни не видела никого страшней. - Я даю слово. Иного ответа я дать и не могла. - Дочь, я не позволяю тебе! – пытался спорить отец. – Я старик, я прожил свою жизнь, не губи себя! Я старалась не слушать. Какой он старик, ему всего-то 50. Вот мне мои мечты – учёб, дальние страны, любовь… Может, хотя бы не съест сразу? Я закрыла руками лицо, пытаясь сдержать подступившие слёзы. Монстр тем временем распахнул дверь темницы, вытащил отца и поволок к выходу, не слушая ни ругательств, ни просьб. - Постой! – попросила было я. Куда там – существо и не думало дать нам хотя бы миг для прощания. Какое страшное слово – «навсегда»… Зверь – если это был зверь – проворно ускакал вниз по лестнице, увлекая отца за собой. Догнать его? А вдруг передумает? - Здравствуй, дом, - уныло сказала я, кивнув на дверь моей будущей темницы. Подобрала факел, воткнула в кольцо на стене. Тесное помещение – три шага от стены до стены. Перевёрнутая скамейка, кучка истлевшей в труху соломы, влажные, холодные стены. И окно – бойница.

Ветер: "А ты думала - в сказку попала?" Хорошо написала, право. Только мне кажестя, в мультфильме Белль испугалась сильнее, и ей даже понадобилось время чтобы восстановить дыхание и сказать "даю слово". Кстати... а ведь Люмьер, пока Бист утаскивал Мориса, всё ещё стоял рядом, в нише около лестницы башни. Не думаю, что теперь он может упустить случай погвоорить с девушкой. С другой стороны - в мультфилье, прийдя на кухню, Белль знакомится с Люмьвером и Когвортом впервые.

Алассиэн: Ветер пишет: Не думаю, что теперь он может упустить случай погвоорить Может. В Замке своего хозяина уже побаиваются несколько. Да и какой в этой ситуации прок от разговора с ней? А вот подбросить хозяину правильную мысль...

Алассиэн: Из этого окна явственно тянуло холодом. Небо было пасмурное, тёмно-серое, такое, будто вот-вот пойдёт снег. Само окошко было узкое, не протиснуться даже мне, и выходило точно на мост через речку. А по этому самому мосту вот прямо сейчас, по-паучьи переступая ногами-подпорками, бежало что-то вроде кареты... Бред, быть такого не может, где я? На лестнице раздались шаги. Я живо отскочила от окна. Ничего не видела, ничего не знаю! Ещё неизвестно, чего от этого хозяина ждать. Непрошенными подствпили слёзы. Я всё-таки не выдержала, и, сев прямо на пол, разревелась. Скрипнула, приоткрываясь, дверь. На пороге появился хозяин. Заворчал, будто думая сказать что-то... и не сказал. Какой-то зверь, а разговаривать умеет. - Ты даже не дал мне с ним проститься, - бросила я ему горький упрёк. - А я его больше не увижу... никогда... Я смахнула слёзы рукавом, глянула на дверь. Ну, закрывай её и уходи, чего стоишь? Зверь не ушёл. Потоптался на месте и выговорил: - Идём. В твою комнату. - В мою комнату? - растерялась я. - Но я думала... Он развёл руками - жест показался мне совершенно человеческим. - Ты хочешь остаться в башне? - Нет, - поспешно подхватилась я. - Тогда иди за мной. Коридоры и переходы замка показались мне бесконечными. Всюду – сумеречный полумрак, холодно (но всё же не так, как в башне), стены и потолок «украшены» жуткими скульптурами в виде оскаленных, протягивающих лапы тварей. Зверь-хозяин со свечой в передней лапе идёт впереди, я – за ним, и стараюсь не отставать. Он время от времени украдкой оглядывается на меня, будто рассматривает. Я старательно делаю вид, что не замечаю этого. По правде говоря, мне попросту страшно, но показывать этого ни в коем случае нельзя. Свеча в его руке (лапе?) как-то странно трепыхается. Мне даже показалось, будто я слышу настойчивый шёпот. - Это теперь твой дом, -вновь оборачивается хозяин. – Так что ходи где хочешь. Но не в Западном Крыле! -А что в Западном Крыле? – робко поинтересовалась я. - Запрещено! – конец слова скрыло рычание; зверь ещё раз глянул на меня, и я невольно отшатнулась. Больше я вопросов не задавала, и остаток пути прошёл в полном молчании, нарушаемом только стуком моих подошв и тяжёлым дыханием впереди. Наконец хозяин остановился возле какой-то двери, пропуская меня вперёд. Я нерешительно шагнула через порог и уже хотела было закрыть дверь, но тут мой жуткий спутник вдруг напряжённо вытянулся, придержал дверь лапой и проорал: - Ты! Пообедаешь со мной! И это не просьба! Дверь глухо захлопнулась. Ушёл наконец-то! Я огляделась, увидела кровать, метнулась к ней и упала поперек, уже не сдерживая злых, отчаянных слёз. Папа, хоть бы ты сейчас был дома и в безопасности! Теперь, пожалуй, самое время отступить немного от рассказа о моих приключениях и сказать несколько слов о себе. Моё имя Изабелль Леверье, но чаще всего меня зовут просто Белль. Последние шесть лет, с тех пор, как… как мы остались вдвоём, я и отец жили в Клермоне – том самом маленьком городке, который так и не стал для меня своим. То, что в мечтах виделось тихим и уединённым местом, оказалось провинциальной дырой, из которой, что хуже всего, никак не удавалось выбраться – вырученных за дом в Клермоне денег не хватило бы даже на уголок в Шантери, не говоря уж о более крупных городах. Я хотела быть учителем, поступать следующим летом в королевскую штудию в Лагратте. Для клермонских жителей всё это было далеко и как будто совсем не нужно – даже идея мэра открыть в городе школу вызывала недовольство горожан. Ремеслу дети обучатся и так, а большее вроде бы и ни к чему. Я надеялась побороть это недовольство, изменить мир к лучшему… хотя бы чуть-чуть. Теперь этого не будет никогда, потому что всё переменилось в один-единственный день. Слёзы выплакались, но подниматься не хотелось. Как бы то ни было, это моё решение, и я должна что-то делать, а не предаваться печали. Всё могло быть намного хуже – я ведь думала, что мне придётся провести в заточении много дней. Впрочем, лучше ли золотая клетка железной? Я поднялась на ноги и огляделась. Окно было затянуто тяжёлой бархатной шторой, оставляя для света лишь небольшую щёлку. Штору я немедленно отдёрнула. За окном была самая настоящая зима, в метельном вихре кружились тысячи снежинок, осыпая трудноразличимые из-за снегопада крыши где-то далеко внизу. Что-то там, за пределами замка, разглядеть оказалось решительно невозможно! Комната моя оказалась просторной и светлой (насколько это возможно в такую погоду), с белой мебелью и лиловыми драпировками стен, с ковром на полу. В уголке около окна я разглядела густую паутину и застрявшего в ней таракана странно сиреневого цвета. Да, уборки здесь не было явно очень давно! В дверь постучали. Звонко как-то, осторожно, звук шёл почти от самого пола. На хозяина непохоже… - Кто там? - спросила я. Женский голос ответил: - Миссис Поттс. - Войдите, – отозвалась я. Подошла к двери, нажала на ручку замка, и… Я ждала увидеть женщину, судя по голосу – пожилую и добрую, верно, вправду кто-то из его слуг… Но в приоткрывшуюся дверь прошли – если можно так сказать о посуде – фарфоровая чашечка и чайник, а вслед за ними – почти что целый сервиз!

пакостная Бетти: Жаль, маловато. Хороший подробный пересказ от Беллиного лица. Но, с другой стороны, у меня теперь есть подробный (что делает его самым лучшим) профессиональный пересказ А.Л. Зингера, и я к тому же сама постепенно пишу на форуме свой собственный пересказ - подробный и детальный, в котором внешность Биста и вовсе до самых-самых мелочей мною описана. Коза Нюрка. Немножко странное имя для козы, живущей во Франции, да ещё в старинной (в одном германском зоопарке есть самка снежного барса по кличке Нюра, - так это же в наши дни её так назвали, а тогда...)



полная версия страницы