Форум » Библиотека » "Берт Муррей" - моя повесть » Ответить

"Берт Муррей" - моя повесть

пакостная Бетти: Часть первая, глава первая[more] И теперь я, виконт Берт Муррей, сидел в охотничьем замке своего отца графа-генерала Дэвида Муррея, - место ссылки , куда он меня отправил. И читал заявление в газете, написанное моей последней невестой Оливией Лэндиг (Хармони сохранила для меня этот выпуск). "У меня трясётся рука, когда я пишу это заявление. Мистер Би, редактор, поначалу отказывался мне верить, но мне помогла служанка из дома Мурреев Кэт Нун, поручившаяся за меня и согласившаяся быть моей свидетельницей, а также религиозные чувства самого редактора сломили в конце концов его скептицизм. Я и сейчас дрожу от страха при одном воспоминании... Меня долго уговаривали ехать на смотрины к жениху - замуж мне совсем не хотелось. Я согласилась только после того, как меня клятвенно заверили в том, что у нас с молодым Мурреем общие интересы - он также увлечён музыкой и живописью, как и я. До сих пор женихи, с которыми меня знакомили как богатую невесту, смотрели на меня свысока и ничем, кроме денег моего батюшки, не интересовались. Нас с виконтом представили друг другу. Никакой аристократической надменностью от него и не пахло, когда он говорил. Мы говорили много о Моцарте, о том, как он начинал прелестным маленьким дитятей; говорили мы и о живописи - Берт даже прочёл мне свежую лекцию о новейшем способе создания картин маслом; напоследок он спел мне целую песню - такой сладостный печальный романс, аккомпанируя себе на фортепьяно. Играл он также прекрасно. Очаровательный молодой человек, подумалось мне. Одно было непонятно: почему весь разговор происходит за закрытыми дверями? Правда, мне говорили, что жених заколдован, когда представляли меня ему; но я не больно верила в эти суеверия. К тому же родители и гувернантка Бекки Крик уверяли меня, что виконт Муррей необычайно красив: стройный, высокий, чёрные кудри до плеч, огненно-синие глаза. Если он так красив, почему же он прячется за дверью? Отдав должное его музыкальному таланту, я попросила у него разрешения войти к нему в комнату. Тут голос его задрожал, и он стал уверять меня в невозможности сего шага; в ответ я заявила, что обязана видеть того, кому предстоит стать моим мужем - не с голосом же я пойду под венец, а с человеком... Под конец я стала умолять, и он не выдержал - приотворил дверь и вышел на порог. - Я здесь, мисс Оливия... - Что это?.. - громко спросила я, увидев его, а дальше я могла уже только кричать. На первый взгляд, Берт Муррей соответствовал описанию: высокий статный голубоглазый брюнет... Но в его наружности была деталь, от которой вся его красота меркла: его темнокудрую голову венчала пара длинных острых рогов, изогнутых наподобие серпа. - Берт! - вскричала графиня Виктория, появившаяся как будто из-под земли. - Берт, сыночек мой, зачем ты это сделал?! - Простите меня, матушка, - она так просила меня об этом, и я не мог устоять... - Но ты ведь знал, что она испугается... Сказать, что я испугалась - значит ничего не сказать. В смертельном ужасе я бросилась бежать по коридору, путаясь в своём кринолине с оборками. Я уже готова была выпрыгнуть в открытое окно, когда добежала до него - только бы спастись от этого страшилища, которое, я была в том уверена, сожрало бы меня, как Минотавр из греческих мифов. Но в последний момент меня подхватили чьи-то руки. Я была до того напугана, что снова закричала. Но, обернувшись, увидела, что это девушка моих лет - та самая девушка-служанка, Кэт Нун..." Эта встреча, встреча с мисс Оливией, и стала предвестием моей ссылки. [more][/more]

Ответов - 174, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 All

пакостная Бетти: Последовала короткая пауза. Затем Хармони продолжила свой рассказ: - Не думайте, мой дорогой Бертран, что я оставила в беде вашу матушку. Раз уж я говорила "Я позабочусь о вашей матушке и о вас!" - мой долг есть сдержать своё слово! Добрая половина дня у меня ушла на борьбу с вашим отцом - и со своей сестрой, чтобы выторговать у неё хоть небольшое облегчение участи вашей матушки и вашей собственной. А Ив была ещё нетерпимее вашего отца, она упрекала меня в отсутствии у меня родственных чувств, раз я заступаюсь за вас. "Ты как была, так и осталась мисс Дарквуд, - и детей никогда не имела, посему тебе и неведомо, что значит потерять сына! Потерять малыша, которого ты носила под сердцем!" Я тоже не утерпела и выпалила: "Если уж на то пошло - графиня Виктория тоже мать, а посему никто не смеет препятствовать матери видеть сына, и ты тоже!" В ответ сестра ещё долго огрызалась, но в конце концов унялась, увидев вспышки гнева у меня в глазах, и проворчала на прощание "Это мы ещё посмотрим, я ещё подумаю!"

пакостная Бетти: Выслушав Хармони, я убедился окончательно в том, что отец никого бы не прислал, он мне в своём письме лгал. Я начал благодарить бывшую сваху за её заботы и хлопоты, но она скромно улыбнулась и сказала, что благодарить её не за что; к тому же, это ещё далеко не конец. В заключение она добавила, что в библиотеке меня ждёт кипа последних газет, которые она сберегла для меня: если пожелаю, я буду узнавать из газет последние вести внешнего мира (она ещё принесёт). Прочитав эти газеты, я с ещё большей наглядностью познал коварство своего батюшки. Начав с копии заявления мисс Оливии, - предвестия моего изгнания, - я продолжил чтение с сообщений о моём исчезновении. Среди них было одно, в которое попала Хармони: "Уволившись из дома Мурреев и с места своей работы вообще, бывшая сваха Хармони Дарквуд тем не менее пробовала ухаживать за графиней Викторией Муррей, таинственным образом лишившейся голоса, и укоряла графа Дэвида Муррея за то, что тот отрёкся от сына. Генерал, однако, и слышать о сыне не хотел, - он буйствовал, называл Бертрана чудищем, из-за которого он-де стал посмешищем для всей Европы. Мисс Дарквуд осыпала генерала упрёками, в отцовском нерадении и в откровенной и беспричинной ненависти к собственному чаду, которое не виновато в том, что стало рогатым. Но её нотации, однако, только больше его разозлили; он стал называть её "жалкой свахой, которая имеет беспримерную наглость учить графа генерала Дэвида Муррея", и даже заявил ей, что живи они в другое время, он не стал бы слушать её ни одного мгновения, а послал бы их с сестрой на костёр. Графиня, не имея возможности заговорить вслух, шёпотом расспрашивала о сыне своего супруга, но генерал Муррей делал вид, будто ничего не слышит".

пакостная Бетти: Да-с, батюшка оказался ещё хуже, чем я мыслил до сих пор! Он даже не состряпал матушке никакой лжи по поводу моего отсутствия, а попросту игнорировал её расспросы обо мне! Запер меня в охотничьем доме, словно в клетке (мышеловка или клетка - любые сравнения казались мне подходящими), радуется тому, что я исчез с его глаз и возмущается, когда ему напоминают обо мне - ведь, по его мнению, напоминания о сыне-чудовище мешают ему вернуться в обыкновенную для него жизненную колею! И ведь открыто называет меня чудовищем, нисколько не смущаясь! Хоть он и уехал, не попрощавшись и более того, тайком, пока я спал, - это уже чересчур! С нежданным появлением Хармони и её забот ощущение себя зверем в клетке на некоторое время оставило меня, теперь же накатило с новой силой. У меня пылали щёки, кровь стучала в висках, отдаваясь звоном в ушах...даже не звоном, а каким-то резким свистом. И в тоже время я действительно услышал свист за окном. Свист слышался всё ближе и ближе. Он напоминал голос хищной птицы. Я подбежал к окну, и в самом деле увидел кружащую над окрестностями Мидлвуда хищную птицу - большого белого кречета. Чего этому кречету здесь понадобилось? Зачем-то я вспомнил одну примету, которую некогда слышал от своих нянек Эсси и Дотти. Сия примета такова: если над вами парит одна хищная птица - берегитесь предательства либо измены. После того, что я только что услышал и прочёл... С другой стороны, предательство уже свершилось...предательство моего отца! К тому же, когда птица подлетела ближе, её голос внезапно изменился: резкий свист "кеек-кеек-кеек" сменился высокими и довольно мелодичными трелями. Я читал о повадках кречетов: такие трели они издают весной, когда ищут себе пару для выведения потомства. Сейчас как раз весна. Но похоже было именно на то, что птица приветствовала меня! Приветственная трель предназначалась мне, а не другому соколу! Что бы это значило? В то, что сокола как пернатого помощника мог прислать отец, не верилось после его предательства. Правда, он три года назад купил было мне сокола, пытаясь научить меня соколиной охоте. Но у меня с тем соколом не сложились отношения - он мне чуть ухо не оторвал, и его пришлось снова продать. К тому же тот сокол был не кречетом, а сапсаном. Пока я раздумывал, кречет повернул за угол замка и скрылся с моих глаз. Но когда я вернулся к себе в комнату, то обнаружил этого кречета там: птица влетела ко мне в раскрытое окно! Хармони почему-то очень обрадовалась кречету: она вежливо приветствовала птицу "Добро пожаловать!" и сняла с её шеи незамеченную мной ранее табличку. На табличке было написано "Её зовут Тори".


пакостная Бетти: ЕЁ зовут Тори... Значит, это самка кречета. Это подтверждалось и размерами птицы: у кречетов самки крупнее самцов. Почерк на табличке с обозначением её имени - печатный и какой-то незнакомый, как я успел заметить. Я ещё не знал, кто снабдил птицу этой табличкой, но тем не менее у меня было впечатление, что птица прилетела ко мне по собственному желанию. Оно ещё усиливалось тем, что Тори нисколько меня не боялась. Когда я приблизился, она вновь разразилась приветственными радостными кликами, подлетела ко мне и попробовала сесть мне на рог. Эх, если бы я тогда знал...если бы птица сия говорить по-нашему могла... Но говорить по-человечески Тори не могла, и потому я дивился этому её бесстрашию в отношении меня: все меня боятся, и люди, и собаки, и лошади, - а она не боится! Более того, вместо страха я ей внушаю радость и счастье! - Здравствуй, Тори, - попробовал я заговорить с птицей. Странное дело: в ответ на моё "здравствуй" она издала радостную трель, но при звуке своего имени издала низкое грубое "кьяк". Казалось, ей не нравилось, что я зову её по кличке. Я едва верил своим ушам: птица действительно понимала человеческую речь! Дабы ещё раз убедиться, я вновь заговорил с этой соколицей: - Что, моя милая? (в ответ на "моя милая" - радостная трель) Не называть тебя Тори? (в ответ - клёкот вперемежку со свистом) А как мне называть тебя тогда? В ответ - свист, тихий и печальный. Словно последний вопрос огорчил мою пернатую собеседницу. Она скосила на меня один глаз, и я подивился не меньше, чем её разговору со мной "на своём языке": глаза как будто такие же, как у всех соколов - но голубые! Блестящего серебристо-голубого цвета! И не только цвет, но и выражение - выражение в них мелькает какое-то не по-птичьи печальное!..

пакостная Бетти: http://s020.radikal.ru/i720/1511/7e/0c6dbc88fe59.jpg

пакостная Бетти: Я внесла в текст кое-какие поправки. И, если сочту нужным, буду периодически вносить их в кнопке "Правка".

Ветер: Мне очень нравится. еще интересно, какие формы жизни есть в окрестностях особняка.

Elina: Ох, давненько я сюда не заглядывала. Думала, уже смогу прочесть историю знакомства Берта и Мейми, но, видимо, до нее еще долго. Вообще, очень интересно! Сейчас для меня главный вопрос, кто же превратил Викторию в сокола - Ив или Хармони? Насчет рогатых шлемов - мне кажется, что на войне можно многого опасаться, но никак не рогов. На поле битвы полагается быть бесстрашным. Кстати, появился еще вопрос насчет газет. Неужели какому-то писаке удалось поприсутствовать при столь бурном выяснении отношений между генералом и Хармони? Мне кажется, генерал Муррей, столь рьяно радеющий за свою репутацию, не стал бы лишний раз пускать в дом репортера, а уж позволить кому бы то ни было увидеть его в столь невыгодном свете - и подавно! Мне думается, на людях он бы стал вести себя подобно жертве. Оклеветали-де моего сыночка, ни в чем не повинного, он, непокорный и ранимый, сбежал. Кстати, наткнулась на Девиантарте на вот такую картинку. Конечно, Берт - не олень, но мне показалось, что можно провести аналогию. Да и сам по себе арт понравился)))

пакостная Бетти: Хороший арт, Элинушка! И аналогию можно провести, и, кстати, в фильме Жана Кокто изначально собирались сделать Чудовищу голову оленя в память о древнем кельтском боге Цернунне с оленьими рогами. Но Жан Маре возразил, что олений облик не подходит для лютого зверя. Взамен он предложил сделать морду наподобие Мулука, своего любимого пса. Вот и получилась знакомая нам помесь льва, собаки и (как мне кажется, из-за щитка на лбу) мохнатого дракона. Насчёт газет - получился парадокс, выходит. Надо будет лучше распланировать продолжение. Викторию в сокола превратила Ив. Под нажимом Хармони она согласилась, чтобы мать видела сына, но захотела, чтобы сын принимал мать за обыкновенную ловчую птицу - пусть Виктория помучится из-за того, что не может поговорить с сыночком и даже просто объяснить ему, что она его мать! Но, как Ив ни старалась, ей не удалось отнять у Виктории человеческий разум и цвет её глаз. Насчёт того, бояться ли рогов на войне: я смотрела советский мультик "Сказ о Евпатии Коловрате", в котором на татарское войско выпускают стадо быков и те мнут татар рогами и копытами.

Elina: Да, эту историю создания образа Биста в фильме Кокто я определенно уже где-то читала. Только вот не помню - то ли в Википедии, то ли у нас на форуме. Почему-то вспомнился диснеевский фильм "Лохматый папа", где главный герой в собачьей шкуре все же смог сообщить своим детям, что это он - с помощью рассыпанных на полу букв из игры "Эрудит". Насчет стада быков - а вот это уже, действительно страшно! Как я знаю из фильмов, смерть от копыт бесчисленного количества тяжеленных животных, сметающих все на своем пути, действительно ужасна и мучительна. Никогда не могла понять народную испанскую забаву - корриду. На мой взгляд, адреналин можно и другими способами получить.



полная версия страницы