Форум » Библиотека » "Берт Муррей" - моя повесть » Ответить

"Берт Муррей" - моя повесть

пакостная Бетти: Часть первая, глава первая[more] И теперь я, виконт Берт Муррей, сидел в охотничьем замке своего отца графа-генерала Дэвида Муррея, - место ссылки , куда он меня отправил. И читал заявление в газете, написанное моей последней невестой Оливией Лэндиг (Хармони сохранила для меня этот выпуск). "У меня трясётся рука, когда я пишу это заявление. Мистер Би, редактор, поначалу отказывался мне верить, но мне помогла служанка из дома Мурреев Кэт Нун, поручившаяся за меня и согласившаяся быть моей свидетельницей, а также религиозные чувства самого редактора сломили в конце концов его скептицизм. Я и сейчас дрожу от страха при одном воспоминании... Меня долго уговаривали ехать на смотрины к жениху - замуж мне совсем не хотелось. Я согласилась только после того, как меня клятвенно заверили в том, что у нас с молодым Мурреем общие интересы - он также увлечён музыкой и живописью, как и я. До сих пор женихи, с которыми меня знакомили как богатую невесту, смотрели на меня свысока и ничем, кроме денег моего батюшки, не интересовались. Нас с виконтом представили друг другу. Никакой аристократической надменностью от него и не пахло, когда он говорил. Мы говорили много о Моцарте, о том, как он начинал прелестным маленьким дитятей; говорили мы и о живописи - Берт даже прочёл мне свежую лекцию о новейшем способе создания картин маслом; напоследок он спел мне целую песню - такой сладостный печальный романс, аккомпанируя себе на фортепьяно. Играл он также прекрасно. Очаровательный молодой человек, подумалось мне. Одно было непонятно: почему весь разговор происходит за закрытыми дверями? Правда, мне говорили, что жених заколдован, когда представляли меня ему; но я не больно верила в эти суеверия. К тому же родители и гувернантка Бекки Крик уверяли меня, что виконт Муррей необычайно красив: стройный, высокий, чёрные кудри до плеч, огненно-синие глаза. Если он так красив, почему же он прячется за дверью? Отдав должное его музыкальному таланту, я попросила у него разрешения войти к нему в комнату. Тут голос его задрожал, и он стал уверять меня в невозможности сего шага; в ответ я заявила, что обязана видеть того, кому предстоит стать моим мужем - не с голосом же я пойду под венец, а с человеком... Под конец я стала умолять, и он не выдержал - приотворил дверь и вышел на порог. - Я здесь, мисс Оливия... - Что это?.. - громко спросила я, увидев его, а дальше я могла уже только кричать. На первый взгляд, Берт Муррей соответствовал описанию: высокий статный голубоглазый брюнет... Но в его наружности была деталь, от которой вся его красота меркла: его темнокудрую голову венчала пара длинных острых рогов, изогнутых наподобие серпа. - Берт! - вскричала графиня Виктория, появившаяся как будто из-под земли. - Берт, сыночек мой, зачем ты это сделал?! - Простите меня, матушка, - она так просила меня об этом, и я не мог устоять... - Но ты ведь знал, что она испугается... Сказать, что я испугалась - значит ничего не сказать. В смертельном ужасе я бросилась бежать по коридору, путаясь в своём кринолине с оборками. Я уже готова была выпрыгнуть в открытое окно, когда добежала до него - только бы спастись от этого страшилища, которое, я была в том уверена, сожрало бы меня, как Минотавр из греческих мифов. Но в последний момент меня подхватили чьи-то руки. Я была до того напугана, что снова закричала. Но, обернувшись, увидела, что это девушка моих лет - та самая девушка-служанка, Кэт Нун..." Эта встреча, встреча с мисс Оливией, и стала предвестием моей ссылки. [more][/more]

Ответов - 174, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 All

пакостная Бетти: Elina пишет: никогда не могла понять народную испанскую забаву - корриду. На мой взгляд, адреналин можно и другими способами получить. Верно, Elina, можно и другими способами добиться адреналина. И над животными издеваются, и на рожон пыряются: вообразили, что они сильнее быков; даже мальчишки испанские это о себе воображают. Есть 12 - 13-летний тореадор Мигель такой-то, ласково называемый Мигелито, так он награды уже жаждет за свои "подвиги". И уверен, что не будет наказан за хвастовство своё.

пакостная Бетти: http://s018.radikal.ru/i526/1511/21/a14c413e8f0d.jpg http://s017.radikal.ru/i434/1511/8a/1c4a76a35479.jpg http://s020.radikal.ru/i700/1511/04/7a9314c8fceb.jpg http://s020.radikal.ru/i707/1511/be/ee0377f72f98.jpg (По две копии на всякий случай) Я "Фердинандом" при первом просмотре возмутилась было: как это "пределом мечтания быков было принять участие в корриде", - животные сами хотят на убой, что ли? А оказывается, эту сказку нельзя воспринимать буквально: это всё аллегории. Недаром Сталин с Гитлером дружно ненавидели эту книжку Манро Лифа.

пакостная Бетти: "Недаром речью одарён Ты, сокол быстрокрылый: Снеси письмо, а с ним поклон Моей подруге милой..."1 Такой печальный взгляд... На всякий случай я спросил Тори, не из Муррей-Парка ли она прилетела, и услышал в ответ короткий свист, который как будто означал "да". И у меня мелькнула мысль послать верного сокола, словно своей особой речью одарённого, в Муррей-Парк с письмом. Никакого крика протеста Тори не издала в ответ на мой вопрос, не могла бы она слетать с запиской в Муррей-Парк, ежели она оттуда; посему я решил, что сделать это возможно. Моя короткая записка, которую я без толку пытался отправить с Блюи (да пёс не подпустил меня к себе), лежала там же, где я её оставил; теперь же я приписал к ней ещё несколько негодующих строк, с пылу-с жару обращённых к отцу, и приписал ещё большой постскриптум - письмо матери; затем зашил записку в шёлковый мешочек и аккуратно подвесил его на золочёной цепочке к птичьей шее. *** И Тори улетела, а я начал писать свою книгу воспоминаний; у меня оказался предостаточный запас бумаги, перьев и чернил, открывшийся моему взору в том самом комоде, из которого я достал шёлковый мешочек для посланий. Книгу воспоминаний я решил написать по той простой причине, что всё наболевшее просилось наружу; а потом, будет время, я смогу пополнить её новыми впечатлениями, - так я рассудил напоследок. *** Когда же Тори вернулась, я заметил, что к её шее привязан совсем другой мешочек, а из клюва у неё торчит измятый и исписанный лист бумаги. В ответ на мой вопрос, не от матушки ли это письмо, она энергично закивала головой в знак отрицания. Тогда я спросил Тори, получил ли письмо отец. Соколица сперва кивнула головой в знак согласия, но затем подлетела к камину и села на каминную доску. Я понял: отец сначала прочёл моё письмо, а после сжёг его в камине. Молча я прошествовал обратно к столу и сел на прежнее место, подперев ладонью щеку. Тори также перелетела обратно к столу, поближе ко мне. Я снял с её шеи мешочек - и обнаружил, что он доверху набит мелкими золотыми монетами. Вот каков батюшка - письмо моё он сжёг, но прислал мне деньжонок, думая с их помощью задобрить меня!.. Я грустно вздохнул, а Тори тем временем положила письмо на стол у самых моих ладоней. Меня удивило не только то, что письмо было от Конни - одной из наших горничных, но и то, что оно было адресовано не мне, а Хармони. Видимо, Конни каким-то образом узнала, что Хармони нынче работает в Мидлвуде, а лично ко мне обратиться боялась, считая меня (подобно кучеру Нику) каким-то адским созданием. Я погладил пёрышки Тори, отчего у неё вырвался радостный переливчатый крик, и начал читать письмо. 1.Шотландская народная песня в переводе С.Я. Маршака

пакостная Бетти: Письмо Конни, в котором она ни разу не упомянула моего имени и добавила, что Боже её сохрани работать в Мидлвуде "Уважаемая мисс Дарквуд! Я знаю, что не имею, по сути, никаких прав обращаться к Вам с подобной просьбой, потому что половина вины здесь моя (да что половина - намного больше!). Но моя мать - бедная вдова, нас у неё 8 братьев и сестёр, они никогда не едят досыта, и их поддерживала главным образом моя работа. Даже несмотря на то, что генерал Муррей не слишком щедро мне платил. Нынче же...ну, вот он и уволил меня, выгнал вон из Муррей-Парка. Теперь Лизандр, этот чванливый полотёр, будет работать за двух человек, - за Кэт и за меня. Ох, мисс Дарквуд, а мне так нужна работа! Что будет с моей матерью и меньшими сёстрами и братьями!.. Я слышала, что вы отправились в Мидлвуд, к изгнаннику, после того, как оставили ремесло свахи. У Ника брат его, Тед Уайт, в Сомерсете живёт, - он видел Вас и отписал Нику...послал голубя с запиской...он, Тед, разводит почтовых голубей...Ник недавно получил братнее письмо. За день до того рокового случая Ник показал мне это письмо на дворе - решил посплетничать на Ваш счёт, простите уж мне мою дерзость. И вот, когда роковой день - день моего увольнения - настал, я решилась написать Вам, мисс Дарквуд, и рискнула обратиться с подобной дерзкой просьбой к Вам - не найдётся ли у Вас для меня работы? Не в Мидлвуде - Боже сохрани! - но хотя бы где-нибудь на ферме, если у Вас есть в Сомерсете знакомые фермеры (есть Тед, но он важничает не хуже брата своего Ника и вряд ли возьмёт меня)... Итак, генерал Муррей прогнал меня прочь из особняка, и дал мне самое большее час на сборы. Пока я писала эти строки, он дважды кричал мне, чтобы я поторопилась и скорее покинула порог его дома, так что не знаю, удастся ли мне дописать до конца... А началось всё с вот этого человека. Видите, я набросала здесь портрет мужчины средних лет, с длинными волнистыми волосами, с бородкой клинышком и пронырливым выражением лица? Он и есть проныра - проныра до мозга костей, но умеет быть и весьма обаятелен, и при первых наших встречах я сама не заметила, как влюбилась в него. Его имя Генри Кларк, он журналист из редакции Джаспера Бутлера, более известного как мистер Би. Ещё до того, как мисс Лэндиг раскрыла нашу семейную тайну, Генри часто захаживал ко мне с чёрного хода; и ведь говорил, шельма, что тоже любит меня!.. Я верила ему, как самая распоследняя дура, и усомнилась в искренности его чувств лишь после публикации заявления мисс Оливии. Уж на что мистер Бутлер не сразу поверил вышеозначенной девице на слово, но уж когда поверил, живо уразумел, какие барыши может поиметь от её заявления! Да-с, от своего редактора мистер Кларк и не думал скрывать, что его принимает у себя служанка из дома Мурреев Конни Дин. Он приходил ко мне всё так же - с чёрного хода, но теперь явно по поручению своего начальника, а не для того, чтобы увидеть меня. Вот и тогда...я умоляла Генри поскорее уйти, объясняя, что мой хозяин сейчас меньше всего настроен видеть в своём доме журналиста. Но этот самый журналист - чтобы ему пусто было! - начал упрашивать меня "во имя нашей любви", чтобы я снова провела его с чёрного хода, и заперла бы его в одной из соседних с личными покоями генерала комнат, и сама бы заперлась там вместе с ним "для надёжности"; всё это время мы с ним не скажем вслух ни звука, уверял он меня, и вдобавок займёмся, в перерывах между писаниной, любовью. Я всё ещё любила Генри, потому и согласилась после ряда колебаний и призывов к осторожности. Ох, мисс Дарквуд, как я только могла довериться этому прощелыге, у которого и на лице написано, что он обманщик и наверняка обманывал подобным образом многих женщин, втираясь к ним в жилище и в доверие! Всё то время, что мы провели в комнате напротив хозяйских покоев, Генри только и делал, что подглядывал в замочную скважину да строчил; так он и записал тот самый спор между генералом и Вами, когда вы упрекали его в отцовском нерадении, а он Вас гнал и поносил; мне это откровенно не нравилось, я ещё раньше подсела поближе к Генри и шёпотом уговаривала его сделать хоть один из обещанных перерывов и заняться любовью; но он в ответ только отмахивался и знай себе продолжал строчить. Мне ничего не оставалось, кроме как покориться и взяться за свою обычную работу - там же, в комнате, смахивать пыль. Ох, и взбеленился же хозяин, когда Генри пустил свою писанину из запертой комнаты в печать! Он приказал Нику немедля закладывать лошадей, сам поехал в редакцию мистера Би, и пригрозил последнему как минимум судом, если тот не прекратит печатать порочащие его статьи, - "Вы ведь понимаете, продажный Вы писака, как это на мне отражается!!!" Требуя также и немедленного опровержения уже напечатанного, генерал строил из себя жертву, -"Вы оклеветали моего сыночка, ни в чём не повинного! Он, непокорный и ранимый, сам сбежал и заперся в моей охотничьей усадьбе, понятно?! Итак, мистер Бутлер, либо Вы печатаете опровержение и оставляете меня после этого в покое, либо я вызываю Вас на дуэль! По старой доброй традиции, на шпагах!" Дуэли на шпагах мистер Би испугался необыкновенно. Дрожащим голосом он начал объяснять, что не обучен ни фехтованию, ни военному делу в целом; под конец он признался генералу, что, мол, его же собственная служанка способствовала написанию последней статьи, и показал на то место в газете, где моё имя стояло рядом с именем Генри Кларка. Тогда, разумеется, хозяин и выгнал меня..."

пакостная Бетти: Так что вот оно, объяснение газетного парадокса, Elina. Сама же идея газетного парадокса у меня возникла, дабы подробности объяснения между генералом и Хармони не были её личным докладом: такой доклад был бы большой неделикатностью с её стороны. Правда, она на газеты указала...но если бы она сама всё вывалила Берту, было бы хуже.

пакостная Бетти: Вообще же главная моя проблема здесь - отсутствие цельного проработанного черновика. Наш любимый мультфильм BatB был первой диснеевской полнометражкой с готовым сценарием. До этого сценарии дорабатывались в процессе работы над фильмами. Вот и у меня "сценарий фильма" о Берте Муррее дорабатывается в процессе. Потому дело и заступорилось.

пакостная Бетти: Как видишь, Элинушка, я также воспользовалась твоим сообщением о разыгрывании генералом из себя жертвы как полезным советом.

пакостная Бетти: Остальное было понятно и так: Тори вырвала письмо горничной из рук моего отца, который хотел бросить его в камин вслед за моим письмом. *** Поскольку письмо Конни было адресовано лично Хармони, я ей и предоставил им распорядиться. И она заявила, что даст Конни работу прямо сейчас - у неё, Хармони, у самой есть ферма в Сомерсете, и ферма приличная; батраки же у неё ленивые, их главное времяпрепровождение - сон, и если она будет на них лишь и полагаться, то пропадёт её хозяйство, пока она - хозяйка находится постоянно при мне. *** Дела пошли на лад сразу же после того, как Конни приехала на ферму Хармони. Наша бывшая горничная была настоящей мастерицей-дояркой, и молоко с фермы поставлялось теперь в Мидлвуд бесперебойно. В мясе из той деревни, где находилась ферма Хармони, также не было недостатка, также как и в муке для хлебов и пирогов (которые пекла в основном Хармони, но иногда и Конни присылала свою выпечку). Мидлвудский огород дал под руками Хармони прекрасный урожай раньше срока. Если же мне хотелось дичи - матушка Тори приносила мне её без всяких просьб с моей стороны, по своей собственной инициативе. Ни в остроте зрения, ни в навыках охоты она не только ничуть не уступала обычным соколам, но даже превосходила их. Даже охотясь для себя, она приносила в Мидлвуд двойные порции: для себя - и для меня. За Хармони оставалась готовка моих порций, свои же порции матушка Тори съедала по-птичьи. Матушка Тори... Впервые я так назвал её в мемуарах, - и вот начал называть её так, разговаривая с ней. Обращение "матушка" вызывало у неё искренний восторг, и она даже не сердилась больше, что я сохранял за ней имя Тори. А я сохранял за ней имя лишь потому, что всё ещё не был уверен до конца. Хотя мысль, что это моя матушка превратилась в птицу, уже не раз приходила мне в голову. Ведь не просто же так мне приснилось, что не только фея-прислужница заботится обо мне, но и матушка живёт с нами в каком-то необычном, экзотическом виде... Магия была повсюду со мной; начиная с заклятия Ив, волею которой у меня выросли рога; заканчивая заботами её сестры, благодаря своей магии придававшей ускорение мётлам и другим используемым в работе вещам, и урожаям с недавно возделанного ею мидлвудского огорода, и волшебный вкус приготовляемым ею блюдам; мне казалось, что целая армия слуг ни за что не смогла бы заменить одну Хармони. Раз я увидел из окна, как она восстанавливает срубленные деревья: взмахивает рукой, будто порыв ветра пролетает - и стволы деревьев срастаются сами собой. И, что самое удивительное, дрова никуда не деваются.

пакостная Бетти: Время от времени я слышал краткие беседы между Хармони и матушкой Тори. Хармони спрашивала: - Миссис Тори, может, мне всё-таки сказать Бертрану?.. Матушка Тори в ответ издавала звук "Оу"*, означающий у неё отрицание. Она желала, чтобы я сам обо всём догадался. *** Покой и вдохновение снизошли на меня, и я решил посвятить себя творческим искусствам. С помощью Хармони я быстро обзавёлся мольбертами, кистями и масляными красками домашнего приготовления: моя фея сама готовила мне пигменты из масла хвойных деревьев**. В своей работе масляными красками я использовал двухфазовый метод вместо старинного трёхфазового: сперва прописывл эскиз, а затем наносил подмалевок, которому больше пристало бы называться намалевком или домалевком, - ибо это была уже полная доработка, после которой оставалось только покрыть высохшую картину лаком***. В ненастные дни я работал во внутренних помещениях, а в погожие - на свежем воздухе, в саду или во внутреннем дворике. О том, что в Мидлвуде есть внутренний дворик, я узнал сравнительно недавно, когда отец оставил меня здесь одного, - так же, как и о залах и коридорах, сплошь увешанных оленьими рогами. Я взялся за осуществление своего намерения избавиться от этих трофеев, и попросил Хармони снять их все (что она и сделала очень быстро благодаря своему волшебному искусству). Попросил я её снять и портрет тура со стены в библиотеке. На его место был повешен написанный мной портрет белого кречета с добычей, похожего на матушку Тори. Другие же мои картины по моей просьбе пошли на крепления от снятых трофеев. Мне не хватало духу отдавать Хармони настоящие приказы: ведь она заботилась обо мне так, как если бы я был её родным сыном. За это Ив, явившаяся в Мидлвуд навестить сестру, стала укорять её: "Ты так любишь проклятого мальчишку, Хармони", "заботишься о погубителях моего Чарли, погибшего в цвете лет, как если бы не он, а они были твоей роднёй"... И тут колдунья расхохоталась: - А ловко я придумала с ней, с погубительницей-то! Даже тебя обманула! - Врёшь! - вскричала Хармони. - Уж кого, а меня ты обмануть не могла! - Вот как! А ведь и ты хороша, Хармони: всё никак не скажешь своему любимчику, что за птица эта миссис Тори, как ты её называешь! - Замолчи, Ив! Миссис Тори сама этого не хочет: она желает, чтобы Берт сам обо всём узнал! - То-то и оно: ты понимаешь её птичий язык, а он-то нет! Для него она обыкновенная ловчая птица, не более того! Для того, чтобы понять, что в этой птица свою мать, птице надо речью обладать, или хотя бы глазами человечьими! А глаза-то птичьи!.. Ведьма на сей раз оказалась не столь дальновидной, как в тот день, когда наслала своё проклятие. Ей не удалось отнять у моей матушки в образе "матушки Тори" ни человеческого разума и чувств, ни цвета её глаз, - пусть они стали птичьими глазами, но остались такими же синими и сияющими, как и её подлинные человеческие. Не знала Ив и о том, что я не только понимал птичий язык матушки Тори, но и достаточно давно начал догадываться, что она и есть моя матушка, заколдованная ею; о том, что если у меня и оставались ещё какие-то грешные сомнения, они отныне разлетелись в дым. *Созвучно "Ноу". **Информация об изготовлении масляных красок - из статьи "Пигменты XIX - начала XX века", ArtConservation. ***Информация о трёхфазовом методе масляной живописи, на основе которого я представила двухфазовый метод Берта Муррея - из статьи "Технологии живописи", "Оформитель. Блок".

пакостная Бетти: http://art-con.ru/node/2782 http://oformitelblok.ru/technology.html



полная версия страницы