Форум » Библиотека » "Берт Муррей" - моя повесть » Ответить

"Берт Муррей" - моя повесть

пакостная Бетти: Часть первая, глава первая[more] И теперь я, виконт Берт Муррей, сидел в охотничьем замке своего отца графа-генерала Дэвида Муррея, - место ссылки , куда он меня отправил. И читал заявление в газете, написанное моей последней невестой Оливией Лэндиг (Хармони сохранила для меня этот выпуск). "У меня трясётся рука, когда я пишу это заявление. Мистер Би, редактор, поначалу отказывался мне верить, но мне помогла служанка из дома Мурреев Кэт Нун, поручившаяся за меня и согласившаяся быть моей свидетельницей, а также религиозные чувства самого редактора сломили в конце концов его скептицизм. Я и сейчас дрожу от страха при одном воспоминании... Меня долго уговаривали ехать на смотрины к жениху - замуж мне совсем не хотелось. Я согласилась только после того, как меня клятвенно заверили в том, что у нас с молодым Мурреем общие интересы - он также увлечён музыкой и живописью, как и я. До сих пор женихи, с которыми меня знакомили как богатую невесту, смотрели на меня свысока и ничем, кроме денег моего батюшки, не интересовались. Нас с виконтом представили друг другу. Никакой аристократической надменностью от него и не пахло, когда он говорил. Мы говорили много о Моцарте, о том, как он начинал прелестным маленьким дитятей; говорили мы и о живописи - Берт даже прочёл мне свежую лекцию о новейшем способе создания картин маслом; напоследок он спел мне целую песню - такой сладостный печальный романс, аккомпанируя себе на фортепьяно. Играл он также прекрасно. Очаровательный молодой человек, подумалось мне. Одно было непонятно: почему весь разговор происходит за закрытыми дверями? Правда, мне говорили, что жених заколдован, когда представляли меня ему; но я не больно верила в эти суеверия. К тому же родители и гувернантка Бекки Крик уверяли меня, что виконт Муррей необычайно красив: стройный, высокий, чёрные кудри до плеч, огненно-синие глаза. Если он так красив, почему же он прячется за дверью? Отдав должное его музыкальному таланту, я попросила у него разрешения войти к нему в комнату. Тут голос его задрожал, и он стал уверять меня в невозможности сего шага; в ответ я заявила, что обязана видеть того, кому предстоит стать моим мужем - не с голосом же я пойду под венец, а с человеком... Под конец я стала умолять, и он не выдержал - приотворил дверь и вышел на порог. - Я здесь, мисс Оливия... - Что это?.. - громко спросила я, увидев его, а дальше я могла уже только кричать. На первый взгляд, Берт Муррей соответствовал описанию: высокий статный голубоглазый брюнет... Но в его наружности была деталь, от которой вся его красота меркла: его темнокудрую голову венчала пара длинных острых рогов, изогнутых наподобие серпа. - Берт! - вскричала графиня Виктория, появившаяся как будто из-под земли. - Берт, сыночек мой, зачем ты это сделал?! - Простите меня, матушка, - она так просила меня об этом, и я не мог устоять... - Но ты ведь знал, что она испугается... Сказать, что я испугалась - значит ничего не сказать. В смертельном ужасе я бросилась бежать по коридору, путаясь в своём кринолине с оборками. Я уже готова была выпрыгнуть в открытое окно, когда добежала до него - только бы спастись от этого страшилища, которое, я была в том уверена, сожрало бы меня, как Минотавр из греческих мифов. Но в последний момент меня подхватили чьи-то руки. Я была до того напугана, что снова закричала. Но, обернувшись, увидела, что это девушка моих лет - та самая девушка-служанка, Кэт Нун..." Эта встреча, встреча с мисс Оливией, и стала предвестием моей ссылки. [more][/more]

Ответов - 174, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 All

пакостная Бетти: Но роковой день всё же наступил - после празднования моего 18-го дня рождения, как и говорила колдунья, и именно утром того дня, когда наша новая горничная Кэт Нун должна была принести мне мундир. Было раннее утро, и тени ещё были длинными и тёмными, когда что-то словно толкнуло меня под бок и заставило встать с постели. Сидя на постели, я быстро переоделся (готовя меня к солдатской жизни, отец научил меня переодеваться быстро без помощи слуг) и ужаснулся при виде одной особо длинной, незнакомой тени. Тёмная тень с громадными острыми рогами - ни дать ни взять Минотавр или что-то в этом роде... У меня была сильная дрожь в коленях, когда я встал. И что же? Я разглядел, что голова у рогатой тени совсем не похожа на бычью, а на руках у неё рукава в кружевах. Такую рубашку я только что сам надел. Что за странные видения? Неужели эта страшная тень - моя? Спотыкаясь, я сделал несколько шагов по комнате, и рогатая тень заскользила вслед за мной по стене. Вот она скользнула по раме огромного зеркала, перед которым я обыкновенно брился и вообще приводил себя в порядок. Я подошёл к зеркалу всё такими же нетвёрдыми шагами...взглянул на своё отражение... О, Боже! Тень действительно принадлежала мне! Я совершенно ясно увидел, что обзавёлся парой длинных серповидных бычьих рогов. Если у меня и оставались какие-то сомнения, то они исчезли, когда я машинально схватился рукой за рог - он был самым что ни на есть осязаемым... В ужасе я отскочил от зеркала и со стоном опустился в кресло возле письменного стола, едва не опрокинув его. Я облокотился о полированную поверхность стола, подпёр щеку и долго сидел так, словно окаменев... За дверью раздался голос Кэт, зовущий меня: - Мистер Берт, я принесла ваш мундир... Мистер Берт, вы меня слышите?.. Я слышал, но не отвечал. Я не хотел отвечать. Я никого не хотел видеть - ни видеть, ни слышать. - Мистер Берт, откройте!.. - воззвала Кэт несколько раз. Не дождавшись моего ответа, она в конце концов сама открыла дверь. - Мистер Берт, ваш мундир готов...

Elina: Могу представить, что было дальше) Вопли, визги, обморок, нюхательная соль)

пакостная Бетти: Никогда не забуду, как она выбежала от меня с воплями. Я поспешно захлопнул дверь, - мне по-прежнему не хотелось, чтобы меня увидел ещё кто-то из прислуги или из родичей (мой старый дед, уже без бабушки, и две тётки оставались гостить у нас после празднования моего дня рождения); я снова плюхнулся в кресло у стола, едва лишь добежал до него. О том, что произошло дальше, я знал лишь по звукам, которые были хорошо слышны и через закрытую дверь. Крики Кэт, то и дело упоминавшей дьявола; звук падения тела, когда она упала в обморок; топот ног всех обитателей Муррей-Парка - и моих родителей, и деда, и тёток, и прислуги, потому что Кэт своими истошными визгами перебудила всех от мала до велика; голос матушки, призывавшей принести нюхательной соли для Кэт; о том, как соль долго не могли найти; наконец нашли, и привели Кэт в чувство; придя в себя, она заплетающимся языком рассказала, что со мной произошло и что она видела; мои отец и дед отказывались принимать её рассказ на веру, - оба несколько раз сердито заявляли ей, что в неё саму вселился дьявол; Кэт со слезами в голосе уверяла, что сказала чистейшую правду, и уговаривала мою мать пойти и взглянуть самой; отец и дед продолжали спорить, да и матушке сказали, чтобы не слушала "бреда жалкой полубезумной служанки"; наконец матушка (а уж она знала обо всём этом лучше, чем кто-либо!) настояла на том, чтобы зайти ко мне, -"я обязана проведать моего мальчика, узнать, как он себя чувствует, и..." Эти слова возымели немедленное действие, и споры прекратились. Матушка первой вошла ко мне в комнату, за ней - отец, дед и дрожащая всем телом Кэт. Последнюю поддерживала экономка Эвелин. Увидев меня во второй раз за то утро, горничная снова закричала от ужаса, и едва не упала вновь в обморок. Экономке пришлось срочно вывести её. Отец и дед начали медленно оседать на диван; матушка также задрожала и побледнела, увидев, что проклятие Ив Свупи подействовало.

Elina: Прям по заказу) Вопли, визги, обморок, нюхательная соль!))) Супер!

Ветер: (я думал, что Бертран сбежит или будет прятаться или хотя бы накроет чем-то рога).

Elina: Ветер, можно только представить, какой он испытал шок. Наверняка решил, что все это просто кошмарный сон. Вряд ли, оказавшись в такой ситуации, можно сразу опомниться и размышлять трезво.

пакостная Бетти: Я видел, что матушкины ноги также подкашиваются. Мне самому было жуть как страшно, и я всё ещё не мог поверить, что это происходит со мной на самом деле, а не в кошмарном сне. Всё же я попытался успокоить матушку, уверяя её, что во мне нет никаких дьявольских сил. - Увы, сын мой, они именно есть! - прошептала она. - Это силы зла...силы колдовства ведьмы...миссис Свупи...она сделала это с тобой...с нами... Я ничего не понял из этих бессвязных слов, а посему попросил матушку объяснить мне, что она имеет в виду, кто такая миссис Свупи и что это за колдовские силы. Я надеялся почерпнуть из рассказа матушки и возможный ответ терзавшему меня каверзному вопросу: действительно ли это происки Сатаны, или же что-то иное, но как могли у меня вырасти эти рога, да ещё за одну ночь? Я даже снова схватился рукой за рог, - только для того, чтобы ещё раз убедиться, что это мне не снится. Заливаясь слезами, матушка рассказала мне обо всём, ничего не тая. Так я узнал о её первой и единственной любви - пастухе Чарли, сыне колдуньи Ив Свупи; о том, как мой дед Оливер Пламбдрэгон выдал её за моего отца против её воли, и грозился реально применить силу, если она будет отпираться от подписания брачного договора с батюшкой; о самоубийстве Чарли; о мести его матери, проклявшей меня ещё до моего рождения. Дед и отец всё слышали; но оба не могли раскрыть рта, чтобы что-либо возразить; оба онемели, скованные ужасом, полулёжа на диване в каком-то столбняке.

пакостная Бетти: У моего отца была привычка по всякому поводу устраивать "дружеские пирушки", на которые он приглашал своих приятелей с их семьями. Он и на этот раз разослал заранее приглашения, по поводу моего вступления в славные ряды английской армии; теперь же, разумеется, пришлось отменить пирушку - под тем предлогом, будто бы я подхватил заразную болезнь. Но отец не находил в себе сил самому написать друзьям, чтобы не приезжали. Среди них было много его полковых товарищей, вместе с ним сражавшихся на Ватерлоо, и их мнение беспокоило его ничуть не меньше моих рогов; дед оправился значительно быстрее его, хотя тоже был сильно потрясён. Он взял всё на себя. - Позвольте, я сам напишу вашим друзьям, Дэвид. Да... Когда-то я ругал старую Нэн - мир её праху! - за то, что она забивает голову моей крошки Вики бреднями о чертях и ведьмах...даже выгнать её грозился, послать её пойти в кормилицы в какую-нибудь другую семью...где верят во все эти богохульства. А она была совершенно права! Стало быть, та старуха, что приходила к вам на свадьбу...настоящая ведьма! Да, это она напустила порчу на моего внука! Я не верю в её болтовню насчёт любви и брака...в то, что брак снимет порчу с Берта...но давайте попробуем! Итак, Дэвид, я напишу вашим друзьям, что пир отменяется...и приглашу мисс Хармони Дарквуд поработать у нас. Да-да! - Делайте всё, что считаете нужным, мистер Пламб... - пробормотал батюшка и вдруг разрыдался (а ведь никто никогда не видел слёз на глазах сурового генерала Муррея!). - Столько надежд...столько планов...и всё насмарку! Проклятье тяготеет надо мной... Дед сдержал все свои обещания. Письма он подписывал только своим именем, и ни разу не упомянул, что отказ от пирушки не совсем по его инициативе. Тем не менее, друзья моего отца немало разобиделись, узнав, что они должны отправляться по домам (часть из них была уже в пути), а вместо них должна приехать "какая-то жалкая сваха". Хармони Дарквуд в то время действительно была известной лондонской свахой. Сказать по правде, сильнейшее потрясение, во власти которого я находился, ещё усилилось от этих слов. Меня хотят женить! Я должен буду показываться невестам... а они... Даже обе моих незамужних тётки по отцу, мисс Клара и мисс Фелисия Муррей, - и те упали в обморок от ужаса, когда увидели меня; что же будет с незнакомыми девицами?!

Elina: Ого, вот такого я от генерала никак не ожидала! Не могу понять, что его больше расстроило - что у его сына выросли рога, что это стало причиной отмены праздника, или что Берту придется повременить со вступлением в ряды армии?

пакостная Бетти: Больше генерала расстроили две последние причины. Он так мечтал, что сын продолжит его дело и станет знаменитым воином, наследует не только его имя и графский титул, предвкушал этот день, а тут ... Отмена праздника - это для него падение в глазах товарищей; одно из главных для него - репутация в целом, которая теперь страдает. В следующей главе скажу, что, приглашая невест к Берту, генерал надеялся, если удастся расколдовать сына, воплотить в жизнь оба плана - и в армию его после расколдования провести, и свою драгоценную репутацию спасти.



полная версия страницы