Форум » Библиотека » "Берт Муррей" - моя повесть » Ответить

"Берт Муррей" - моя повесть

пакостная Бетти: Часть первая, глава первая[more] И теперь я, виконт Берт Муррей, сидел в охотничьем замке своего отца графа-генерала Дэвида Муррея, - место ссылки , куда он меня отправил. И читал заявление в газете, написанное моей последней невестой Оливией Лэндиг (Хармони сохранила для меня этот выпуск). "У меня трясётся рука, когда я пишу это заявление. Мистер Би, редактор, поначалу отказывался мне верить, но мне помогла служанка из дома Мурреев Кэт Нун, поручившаяся за меня и согласившаяся быть моей свидетельницей, а также религиозные чувства самого редактора сломили в конце концов его скептицизм. Я и сейчас дрожу от страха при одном воспоминании... Меня долго уговаривали ехать на смотрины к жениху - замуж мне совсем не хотелось. Я согласилась только после того, как меня клятвенно заверили в том, что у нас с молодым Мурреем общие интересы - он также увлечён музыкой и живописью, как и я. До сих пор женихи, с которыми меня знакомили как богатую невесту, смотрели на меня свысока и ничем, кроме денег моего батюшки, не интересовались. Нас с виконтом представили друг другу. Никакой аристократической надменностью от него и не пахло, когда он говорил. Мы говорили много о Моцарте, о том, как он начинал прелестным маленьким дитятей; говорили мы и о живописи - Берт даже прочёл мне свежую лекцию о новейшем способе создания картин маслом; напоследок он спел мне целую песню - такой сладостный печальный романс, аккомпанируя себе на фортепьяно. Играл он также прекрасно. Очаровательный молодой человек, подумалось мне. Одно было непонятно: почему весь разговор происходит за закрытыми дверями? Правда, мне говорили, что жених заколдован, когда представляли меня ему; но я не больно верила в эти суеверия. К тому же родители и гувернантка Бекки Крик уверяли меня, что виконт Муррей необычайно красив: стройный, высокий, чёрные кудри до плеч, огненно-синие глаза. Если он так красив, почему же он прячется за дверью? Отдав должное его музыкальному таланту, я попросила у него разрешения войти к нему в комнату. Тут голос его задрожал, и он стал уверять меня в невозможности сего шага; в ответ я заявила, что обязана видеть того, кому предстоит стать моим мужем - не с голосом же я пойду под венец, а с человеком... Под конец я стала умолять, и он не выдержал - приотворил дверь и вышел на порог. - Я здесь, мисс Оливия... - Что это?.. - громко спросила я, увидев его, а дальше я могла уже только кричать. На первый взгляд, Берт Муррей соответствовал описанию: высокий статный голубоглазый брюнет... Но в его наружности была деталь, от которой вся его красота меркла: его темнокудрую голову венчала пара длинных острых рогов, изогнутых наподобие серпа. - Берт! - вскричала графиня Виктория, появившаяся как будто из-под земли. - Берт, сыночек мой, зачем ты это сделал?! - Простите меня, матушка, - она так просила меня об этом, и я не мог устоять... - Но ты ведь знал, что она испугается... Сказать, что я испугалась - значит ничего не сказать. В смертельном ужасе я бросилась бежать по коридору, путаясь в своём кринолине с оборками. Я уже готова была выпрыгнуть в открытое окно, когда добежала до него - только бы спастись от этого страшилища, которое, я была в том уверена, сожрало бы меня, как Минотавр из греческих мифов. Но в последний момент меня подхватили чьи-то руки. Я была до того напугана, что снова закричала. Но, обернувшись, увидела, что это девушка моих лет - та самая девушка-служанка, Кэт Нун..." Эта встреча, встреча с мисс Оливией, и стала предвестием моей ссылки. [more][/more]

Ответов - 174, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 All

пакостная Бетти: Elina пишет: неужели рога - это так уж страшно? Хеллбой вон тоже рогатый (и цвет кожи у него клубничный, ну да ладно), зато какой брутальный))) Кстати, мне Бист изначально полюбился именно как брутальный, рогатый, рычащий персонаж. И ведь авторы BatB не прогадали, когда сделали его рогатым - были безрогие его варианты, и они явно не имели бы такого успеха, хоть дело и не в одних рогах... У Хеллбоя не те рога, - похожие на шишки. А вот если представить человека с рогами как у настоящего быка... Так ли это страшно, Элинушка, - а так ли страшен свиной пятачок Пенелопы, чтобы парни при виде неё выбрасывались из окон? По мне, Кристине Риччи этот пятачок очень даже к лицу. Тем не менее только один парень - лже-Макс, Джонни Мартин, - оказался стойким. Так и у меня единственной стойкой девушкой будет простая девушка Мейми Грин. То, что падают в обморок при любой удачной возможности - тоже верно. Недаром Эльдар Рязанов, ища актрису на роль Шуры Азаровой в фильме совсем другого толка, выбрал Ларису Голубкину отчасти за умение "изящно, по-женски падать в обморок". Панков с титановыми рогами я не видела, но я недавно вспомнила испанских защитников животных, которые бегали нагишом с пластиковыми рогами, протестуя таким образом против корриды.

Elina: Так интересно! А цветы Дьявола, по-моему, очень красивые и загадочные. Бетти, я только позволю себе одну маааленькую ремарку. Венера ведь была в римской мифологии, а греки звали ее Афродитой.

пакостная Бетти: Elina, я знаю, что Венерой богиню любви-красоты называли римляне, а греки звали её Афродитой. Я нарочно так написала - "Венера", в знак ''нестандартности'' трактовки мифа о Нарциссе (могу и исправить на Афродиту в "Правке"). Кстати, Николай Кун на протяжении всего своего сборника пересказов мифов Древней Греции повторял одну и ту же ошибку: он упорно называл мать Аполлона Латоной, в то время как греки звали её Лето.

Elina: Ну, в таком случае, думаю, ничего менять не стоит) Признаться, я не так хорошо знаю древнегреческую мифологию. В дополнение (не сразу заметила). У Хеллбоя рога-шишки потому что он их спиливает и шлифует, а изначально они были очень даже похожи на бычьи. А относительно пятачка Пенелопы - для меня тоже было загадкой, почему все те аристогады такие впечатлительные и слабохарактерные. Ну не убегают же они с воплями, когда видят на улице человека со шрамом или, скажем, родимым пятном на лице. Касательно активистов против корриды - ну, бегать нагишом это уж перебор, по-моему. Все-таки, во всем хороша золотая середина.

пакостная Бетти: Мой отец как только узнал, так сразу запричитал: - Все мои надежды смяты и растоптаны, как эти цветы! Но, подумав, продолжал: - Нет, не все! Не вышло с этой - пусть Хармони приведёт другую! Эвелин! Приведите эту девицу в чувство и накажите ей молчать и не разглашать подробностей увиденного ею, - если понадобится, то под страхом смерти! Боже, какой это будет удар по моей репутации, если она расскажет о рогах моего сына!.. Экономка явилась в единый миг, - так она всегда являлась, словно мгновенно переносилась с места на место. С какой-то неженской силой она подняла бесчувственную Дэлию Кросби и унесла её подальше от моих покоев, смерив меня странным холодным взглядом. Напротив, Кэт, вызванная с метлой, чтобы подмести остатки букета, косилась на меня всё с тем же ужасом и её руки, державшие метлу, дрожали. Ещё одной невестой - дочерью графа, приведённой ко мне вскоре после Дэлии, была Джорджиана Сент-Пол. С ней повторилась та же история, что и с Дэлией (только без букетов цветов): мы с ней также поговорили об античной мифологии после обычных светских церемоний и разговоров жениха и невесты; Джорджиана также не поверила, когда я перевёл разговор на бесовские темы и попытался намекнуть, что я сам "бес бесом"; она также закричала от ужаса, увидев меня, и точно также шлёпнулась в обморок. С третьей моей невестой (Анной Нурфолк, дочерью герцога) всё повторилось сначала. В конце концов отец и дед решили презреть английский патриотизм, которым они ранее так чванились, и велели Хармони привезти ко мне дочь ирландского баронета Нелли Мак-Тутл. Хармони привезла её, как всегда, на извозчике. Способом, который стал мне известен значительно позже, она утихомирила и её саму, и её родителей - баронета Мориса и баронетессу Аду (никто не желал брака девушки с английским виконтом, и она сама тоже). Нелли тоже страшно перепугалась, увидев мои рога. В обморок она не упала, но бросилась бежать от меня с дикими воплями. Когда Эвелин ухватила Нелли на бегу за талию и потребовала у неё молчать и не рассказывать об увиденном высшему свету, - девушка умоляюще ответила ей: - Я ничего не скажу никакому свету, только отпустите меня! Пожалуйста, дайте мне скорее бежать из этого страшного дома, иначе я погибла! Позднее я узнал, что она вернулась к родителям бегом и умоляла их поскорее вернуться в Ирландию, уверяя, что она еле спаслась от ужасного чудовища, которое чуть-чуть её не съело, и что останься она в Англии хоть на часок, сиё чудовище будет её преследовать. Её вид, также как и голос, был настолько перепуганным, что родители не стали с ней спорить.

пакостная Бетти: После Нелли Мак-Тутл ко мне привели ещё трёх невест-аристократок - мисс Нобл, мисс д'Эрик и мисс Мак-Манус. Все они не просто бежали в ужасе - они в дикой панике едва не попрыгали из окон нашего особняка; Эвелин силой удержала каждую из них от прыжка, и потребовала у девиц держать язык за зубами и ни в коем случае не выносить подробностей увиденного на люди. Делать было нечего, - дед уже предложил моему отцу и своему зятю пригласить ко мне невесту незнатного происхождения. Единственное, в чём дед ещё оставался верен своему принципу, - это в том, чтобы пригласить девушку из семьи обязательно богатой и со связями, а на благородное происхождение рукой махнул. Отец, со слезами от того, что ему никак не спасти свою драгоценнейшую репутацию, согласился. Первой моей незнатной невестой была 17-летняя Салли Нэсмит, дочь очень богатого и влиятельного священника Эйбла Нэсмита. Она уже давно наслышалась обо мне, - ещё до того, как у меня выросли рога, - и заочно влюбилась в "высокого стройного голубоглазого брюнета с тонким профилем", как меня везде и всюду описывали. Посему юная Салли давно мечтала со мной познакомиться, но боялась, что её не допустит к своему сыну граф генерал Дэвид Муррей, гордый своей знатностью; теперь же девушка не могла скрыть своей радости, когда Хармони сказала ей, что она, возможно, выйдет за меня замуж. Эйбл Нэсмит вызвался сопровождать свою дочь; его жена Мария, мать Салли, тоже вызвалась приехать. Нэсмитам представлялось радостным событием, что их дочь выходит замуж за виконта Берта Муррея - "и по любви, и по расчёту", как им думалось. Однако при виде меня, - похожего на описание, но рогатого, - Салли тоже пришла в панический ужас. Более того, она от этого ужаса едва не убилась, выпрыгнув из окна и зацепившись юбкой за один из крючьев оконной загородки. Её родители, по настоянию Хармони дожидавшиеся в саду, увидели её в этом опасном положении и перепугались ещё побольше неё, хоть и не знали, что толкнуло её на этот прыжок из окна. Мария Нэсмит в панике бросилась в дом и стала молить моих домочадцев и слуг сделать хоть что-нибудь для спасения её дочери. Но Эвелин, никогда не отличавшаяся особым тактом, бесцеремонно вытолкнула её обратно в сад, затем схватила большущее брезентовое полотнище и сама выбежала наружу. - Мисс Нэсмит, прыгайте вот сюда! - крикнула она девушке, натягивая полотнище на четыре только что посаженных на равном расстоянии маленьких деревца, к веточкам которых привязала его за концы. Полотнище оказалось прямо под девушкой, потому что два крайних деревца были посажены у самой стены.

Ветер: (полагаю, что из-за такого количества перепуганных девушек, которых просили "никому ничего не говорить" о рогах Бертрана знает уже вся Англия.)

пакостная Бетти: Нет, не знает. По моей задумке, только последняя перепуганная девушка - Оливия Лэндиг - раструбит на всю Англию о рогах Бертрана.

Ветер: (значит, все предыдущие очень хорошо воспитаны :) )

Elina: Или очень сильно перепуганы) Полагаю, Берт не раз этим бедняжкам в кошмарах являлся.



полная версия страницы