Форум » Библиотека » "Берт Муррей" - моя повесть » Ответить

"Берт Муррей" - моя повесть

пакостная Бетти: Часть первая, глава первая[more] И теперь я, виконт Берт Муррей, сидел в охотничьем замке своего отца графа-генерала Дэвида Муррея, - место ссылки , куда он меня отправил. И читал заявление в газете, написанное моей последней невестой Оливией Лэндиг (Хармони сохранила для меня этот выпуск). "У меня трясётся рука, когда я пишу это заявление. Мистер Би, редактор, поначалу отказывался мне верить, но мне помогла служанка из дома Мурреев Кэт Нун, поручившаяся за меня и согласившаяся быть моей свидетельницей, а также религиозные чувства самого редактора сломили в конце концов его скептицизм. Я и сейчас дрожу от страха при одном воспоминании... Меня долго уговаривали ехать на смотрины к жениху - замуж мне совсем не хотелось. Я согласилась только после того, как меня клятвенно заверили в том, что у нас с молодым Мурреем общие интересы - он также увлечён музыкой и живописью, как и я. До сих пор женихи, с которыми меня знакомили как богатую невесту, смотрели на меня свысока и ничем, кроме денег моего батюшки, не интересовались. Нас с виконтом представили друг другу. Никакой аристократической надменностью от него и не пахло, когда он говорил. Мы говорили много о Моцарте, о том, как он начинал прелестным маленьким дитятей; говорили мы и о живописи - Берт даже прочёл мне свежую лекцию о новейшем способе создания картин маслом; напоследок он спел мне целую песню - такой сладостный печальный романс, аккомпанируя себе на фортепьяно. Играл он также прекрасно. Очаровательный молодой человек, подумалось мне. Одно было непонятно: почему весь разговор происходит за закрытыми дверями? Правда, мне говорили, что жених заколдован, когда представляли меня ему; но я не больно верила в эти суеверия. К тому же родители и гувернантка Бекки Крик уверяли меня, что виконт Муррей необычайно красив: стройный, высокий, чёрные кудри до плеч, огненно-синие глаза. Если он так красив, почему же он прячется за дверью? Отдав должное его музыкальному таланту, я попросила у него разрешения войти к нему в комнату. Тут голос его задрожал, и он стал уверять меня в невозможности сего шага; в ответ я заявила, что обязана видеть того, кому предстоит стать моим мужем - не с голосом же я пойду под венец, а с человеком... Под конец я стала умолять, и он не выдержал - приотворил дверь и вышел на порог. - Я здесь, мисс Оливия... - Что это?.. - громко спросила я, увидев его, а дальше я могла уже только кричать. На первый взгляд, Берт Муррей соответствовал описанию: высокий статный голубоглазый брюнет... Но в его наружности была деталь, от которой вся его красота меркла: его темнокудрую голову венчала пара длинных острых рогов, изогнутых наподобие серпа. - Берт! - вскричала графиня Виктория, появившаяся как будто из-под земли. - Берт, сыночек мой, зачем ты это сделал?! - Простите меня, матушка, - она так просила меня об этом, и я не мог устоять... - Но ты ведь знал, что она испугается... Сказать, что я испугалась - значит ничего не сказать. В смертельном ужасе я бросилась бежать по коридору, путаясь в своём кринолине с оборками. Я уже готова была выпрыгнуть в открытое окно, когда добежала до него - только бы спастись от этого страшилища, которое, я была в том уверена, сожрало бы меня, как Минотавр из греческих мифов. Но в последний момент меня подхватили чьи-то руки. Я была до того напугана, что снова закричала. Но, обернувшись, увидела, что это девушка моих лет - та самая девушка-служанка, Кэт Нун..." Эта встреча, встреча с мисс Оливией, и стала предвестием моей ссылки. [more][/more]

Ответов - 174, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 All

пакостная Бетти: К cлoвy, у меня нeт бoльшoгo вocтopгa oт ''Гappи Пoттepa''. Ну, "поросячьи глазки" кузена Дадли... Ну, "Злыдень укусил дядю Вернона... Выскочил дядя Вернон, одна из его брючин превратилась в окровавленные лоскуты", ну, "сильный кулак ударил Гарри в скулу и свалил его на пол"... Это, разумеется, далеко не весь "Гарри" - что помню, то и цитирую.. Но есть ли в нём та доброта, что в более старых детских книгах?..

Ветер: В "Гарри Поттере" есть очень доброго! Одно время я очень любил этот цикл, некоторые тома перечитывал несколько раз. Любимые книги - первая и третья.

Elina: А я вот даже пятый том не осилила, слишком уж все сделалось затянуто, серьезно и кроваво, что ли. Доброта в нем, конечно же, тоже есть, но тьма как-то перевешивает. Но, безусловно, это книга, на которой я и мое поколение выросли. У меня даже до сих пор в шкафу прячется шкатулка с наклейками и карточками из шоколадных лягушек)


Ветер: слишком уж все сделалось затянуто, серьезно и кроваво так персонажи и взрослели с каждым годом, их мир несколько менялся. Наверное, поэтому мне и нравятся в основном "ранние" книги о Гарри.

ailonve: Вот, кстати, да, у Емца всё веселее) К сожалению, ни один цикл, что Таню, что Буслаева, что Поттера до конца не осилила... У меня какой-то предел книжных серий, больше пяти никак...

Elina: Ветер, аналогично, что книги, что фильмы - первые части для меня самые-самые. ailonve, у меня такая же история! "Таню" я забросила на "Перстне с жемчужиной" (это, вроде, одиннадцатая книга), а про "Мефодия" вообще не помню. Как говорится, лучше меньше да лучше))) Как у Алексея Пехова, например - иной раз жалеешь, что приключения некоторых персонажей ограничены всего одним томом, который можно перечитывать и перечитывать (и не надоест).

ailonve: Elina Самое интересное, что я нацелилась написать шестую книгу одной из своих серий) Не осиливаем читать, но пишем, даа)))

Elina: ailonve, ничего себе! Я одну-несчастную повесть на 50 страничек никак не могу закончить, а тут шестая книга серии... Я просто в атасе, где только люди умудряются брать время, идеи и вдохновение?! =)

пакостная Бетти: Пугливо косясь на меня через плечо, Ник вскочил на козлы. Вскоре после того, как карета тронулась, начало сбываться предсказание колдуньи насчёт тумана, и кучер наш вынужден был зажечь фонарь, пока сей туман не слишком сгустился. Задёрнув штору на окне, я незаметно погрузился в сон, и проспал все 142 с лишним мили, что нам пришлось проехать. Первое, что я услышал, пробуждаясь, были слова отца, благодарившего Бога за то, что мы выехали из проклятущего тумана. Затем - голос Ника: - Позвольте доложить вам, сэр, что мы выехали из тумана намного раньше, чем вы предполагаете. Погода прояснилась уже на полпути из Лондона. Разве что холод по-прежнему собачий стоит - я весь продрог на козлах... - Не беда, малый, - так мой отец ему снисходительно отвечал, - скоро Лизандр приготовит нам всем по чашке горячего чая, или кофе, или, что ещё лучше, - по кружке пунша...эй, Лизандр! Навстречу нам выбежал плотный седой человечек с орлиным носиком и с круглой бородкой. Сперва при виде батюшки он рассыпался в любезностях - "Хозяин, ваше превосходительство, сэр, добро пожаловать, вас так давно не было" и тому подобное. Но стоило мне выйти из кареты, как Лизандр умолк на полуслове, охнул, закатил глаза и зашатался, словно от сильнейшего ветра. Мой отец сразу же разнёс его: - Что на тебя нашло, Лизандр, а?! Ты что, с ума сошёл, али напился?! Так-то ты встречаешь моего сына, своего молодого хозяина?! Ты что, запамятовал, как всегда радовался ему, - говорил, "такой чудесный резвый мальчик, так быстро растёт", и тому подобные речи нёс?! Но и гнев генерала не мог внушить Лизандру такого страха, как вид "рогатого чудища", - меня, то бишь. Он как кинул ещё взгляд на меня, на мою рогатую голову, - так и взвыл от ужаса и кинулся, шатаясь, к дверям замка, надеясь спрятаться внутри, - почти как Эврисфей в бочке от гигантского кабана, принесённого Гераклом. Вот он добежал до крыльца, привалился к ограде перил...но на ногах не устоял, а шлёпнулся в обморок у самых ступеней. - Чтобы чёрт унёс тебя, труса окаянного! - прохрипел батюшка и приказал Нику (который сам при виде меня дрожал от страха и осенял себя крёстным знамением) привести мидлвудского лакея в чувство.

Ветер: меня все-таки удивляет, почему они до сих пор не пытаются укрыть его капюшоном или огромной шляпой. Слухи же ползут с небывалой скоростью.



полная версия страницы