Форум » Библиотека » "Берт Муррей" - моя повесть » Ответить

"Берт Муррей" - моя повесть

пакостная Бетти: Часть первая, глава первая[more] И теперь я, виконт Берт Муррей, сидел в охотничьем замке своего отца графа-генерала Дэвида Муррея, - место ссылки , куда он меня отправил. И читал заявление в газете, написанное моей последней невестой Оливией Лэндиг (Хармони сохранила для меня этот выпуск). "У меня трясётся рука, когда я пишу это заявление. Мистер Би, редактор, поначалу отказывался мне верить, но мне помогла служанка из дома Мурреев Кэт Нун, поручившаяся за меня и согласившаяся быть моей свидетельницей, а также религиозные чувства самого редактора сломили в конце концов его скептицизм. Я и сейчас дрожу от страха при одном воспоминании... Меня долго уговаривали ехать на смотрины к жениху - замуж мне совсем не хотелось. Я согласилась только после того, как меня клятвенно заверили в том, что у нас с молодым Мурреем общие интересы - он также увлечён музыкой и живописью, как и я. До сих пор женихи, с которыми меня знакомили как богатую невесту, смотрели на меня свысока и ничем, кроме денег моего батюшки, не интересовались. Нас с виконтом представили друг другу. Никакой аристократической надменностью от него и не пахло, когда он говорил. Мы говорили много о Моцарте, о том, как он начинал прелестным маленьким дитятей; говорили мы и о живописи - Берт даже прочёл мне свежую лекцию о новейшем способе создания картин маслом; напоследок он спел мне целую песню - такой сладостный печальный романс, аккомпанируя себе на фортепьяно. Играл он также прекрасно. Очаровательный молодой человек, подумалось мне. Одно было непонятно: почему весь разговор происходит за закрытыми дверями? Правда, мне говорили, что жених заколдован, когда представляли меня ему; но я не больно верила в эти суеверия. К тому же родители и гувернантка Бекки Крик уверяли меня, что виконт Муррей необычайно красив: стройный, высокий, чёрные кудри до плеч, огненно-синие глаза. Если он так красив, почему же он прячется за дверью? Отдав должное его музыкальному таланту, я попросила у него разрешения войти к нему в комнату. Тут голос его задрожал, и он стал уверять меня в невозможности сего шага; в ответ я заявила, что обязана видеть того, кому предстоит стать моим мужем - не с голосом же я пойду под венец, а с человеком... Под конец я стала умолять, и он не выдержал - приотворил дверь и вышел на порог. - Я здесь, мисс Оливия... - Что это?.. - громко спросила я, увидев его, а дальше я могла уже только кричать. На первый взгляд, Берт Муррей соответствовал описанию: высокий статный голубоглазый брюнет... Но в его наружности была деталь, от которой вся его красота меркла: его темнокудрую голову венчала пара длинных острых рогов, изогнутых наподобие серпа. - Берт! - вскричала графиня Виктория, появившаяся как будто из-под земли. - Берт, сыночек мой, зачем ты это сделал?! - Простите меня, матушка, - она так просила меня об этом, и я не мог устоять... - Но ты ведь знал, что она испугается... Сказать, что я испугалась - значит ничего не сказать. В смертельном ужасе я бросилась бежать по коридору, путаясь в своём кринолине с оборками. Я уже готова была выпрыгнуть в открытое окно, когда добежала до него - только бы спастись от этого страшилища, которое, я была в том уверена, сожрало бы меня, как Минотавр из греческих мифов. Но в последний момент меня подхватили чьи-то руки. Я была до того напугана, что снова закричала. Но, обернувшись, увидела, что это девушка моих лет - та самая девушка-служанка, Кэт Нун..." Эта встреча, встреча с мисс Оливией, и стала предвестием моей ссылки. [more][/more]

Ответов - 174, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 All

пакостная Бетти: *** Но и после этого Лизандр обходил меня далеко стороной, и пунш пришлось подавать Нику: у кучера нервы были всё же покрепче. Чтобы попытаться хоть немного успокоить перепуганного насмерть Лизандра, я приказал принести последнему чарочку пунша отдельно, и Ник подчинился мне беспрекословно. Сильно подозреваю, по той причине, что он принимал меня за чёрта и думал, что я-де унесу его в ад, если ослушается: раньше кучер частенько спорил со мной. *** Чудовище... Если бы я был чудовищем только в людских глазах...в глазах нашей бывшей служанки Кэт...в глазах невест...кучера...лакея Лизандра, который ранее действительно очень хорошо относился к "резвому мальчику Берту", как он звал меня когда-то... Ещё недавно я считался превосходным наездником, и отец даже прочил меня в кавалеристы. Теперь же я не мог сесть на лошадь. Да что сесть - приблизиться не мог ни к одной из лошадей мидлвудской конюшни! Все лошади разом заржали, заметались и взвились на дыбы при виде меня. Наши охотничьи псы, Гил и Блюи, также очень меня испугались. Оба они, всегда такие послушные и храбрые, при моём приближении жалобно и грозно взвыли в один голос, поджали хвосты и забились в угол. Как будто и запах был уже не мой, а какой-то адский, или зверский, или ещё какой... Мне пришлось оставаться в Мидлвуде и ждать возвращения отца и Лизандра, - слуга отлично стрелял и преохотно вызвался сопровождать хозяина-генерала, лишь бы подальше от "дьявола" (то есть, от меня) держаться. По возвращении с охоты оба привезли столько дичи, что я невольно подивился, как только они не истребили всех животных в лесу. Лизандр всё же был единственным слугой в Мидлвуде и не успевал справляться со свежеванием. Ник помогал ему... *** На следующее утро я проснулся в какой-то странной тишине. Странной и гнетущей, словно охотничий пыл моего отца и впрямь не оставил в лесу ни единого живого существа. Я откинул полог - и солнце хлынуло мне в глаза горячей струёй света. Оно стояло уже высоко; никто меня не будил, никто не подавал сигнала к подъёму. Я оделся. Привёл себя в порядок. Направился в комнаты отца и обоих прислужников, чтобы пожелать им доброго утра, и... Никого не было, и никто не ответил на мои призывы. Отца не было. Лизандра тоже не было. Ника не было и подавно. Как кучер, он правил лошадьми, запряжёнными в нашу карету. В которой отец укатил обратно в Лондон, пока я спал или того раньше, и забрал с собой Лизандра. Раньше мидлвудский лакей и егерь по совместительству очень дорожил нашей лесной усадьбой, при которой состоял, и поспорил бы, прежде чем согласился бы её покинуть. Но теперь он был рад обойти меня хоть за тридевять земель - уж если в Мидлвуде буду жить я, то его, Лизандра, ноги не будет больше там. К тому же отец, как я узнал из незамеченной мной ранее записки на столе, обещал ему весьма высокую зарплату, если он будет работать в Муррей-Парке вместо уволенной Кэт. Мидлвудский слуга был отнюдь не против хорошей денежки и тем охотнее согласился перейти из егерей в полотёры. В той записке было и кое-что другое. В самом её начале, отец лицемерно называл меня "своим дорогим сыном", и разъяснял, что он поселил меня "временно" в Мидлвуде, вдали от людских взоров, "для моего же блага". Он писал, что вчера они с Лизандром для того и настреляли побольше дичи впрок, чтобы у меня был запас еды, пока он не пришлёт мне кого-нибудь (если ещё кто-нибудь согласится работать на меня и не упадёт в обморок от одного моего вида!). Ближе к концу записки отец разъяснял, что если новый слуга либо новая служанка не поспеет до того, как я доем последний кусок запасённого мяса, то я, мол, сам настреляю сколько нужно или силки поставлю.

пакостная Бетти: Хорош батюшка! Каково, а?! Выходит, он обрёк меня на жизнь простого охотника, который должен жить в лесу и охотиться ради выживания?! Как будто я дикарь из джунглей Африки, Южной Америки, либо Индии и Батавии! Или зверь! Я отличаюсь от зверя только тем, что у меня есть дом с одеждой и всяческим снаряжением, - в его глазах, по крайней мере! Мой отец отправил меня жить в лес, как дикого зверя, - живи в лесу, как зверь, и промышляй о себе сам! Итак, я - зверь! И больше всех других считает меня зверем не кто иной, как отец мой родной! Вот для чего отец привёз меня сюда - чтобы удалить "рогатое чудище" с глаз долой и замять великосветский скандал, связанный с моими рогами! Я был вне себя. Безотчётно я прошёлся по всем комнатам усадьбы, - не считая ста заброшенных, в которые никто не заходил годами и чьи окна заросли пылью и паутиной. Ни единой живой души, кроме самого себя, нескольких крыс (которые бросились наутёк при виде меня) и пауков, ткавших свои сети по углам, я не обнаружил. Правда, оставались ещё собаки и лошади... Одним из первых моих порывов было сесть верхом и попытаться вернуться домой, а там уж будь что будет! Но лошади по-прежнему в ужасе шарахались от меня и не подпускали меня ни на шаг. Я состряпал записку (благо у меня оставались бумага и перья) и попытался использовать в качестве почтальона одного из наших псов, как это делают странники в степях. Но и собаки по-прежнему боялись меня, жалобно выли и не давали мне приблизиться. Вроде чуяли своим собачьим нюхом, что у меня всё тот же запах, что и был - и всё-таки очень боялись рогатого существа. Итак, я остался один, вдали от людей, от дома, лишённый всякой возможности снестись с внешним миром. С проклятием я поднялся к себе, распахнул окно настежь и высунулся из него. Со всех сторон меня окружал густой лес, и не было видно ни одной деревушки. Дверца мышеловки захлопнулась. Я застонал.

ailonve: пакостная Бетти "отец лицемерно называл меня "своим дорогим сыном"," Напомнило моего персонажа - мутировал, когда на кожу попал вирус с ядерных пустошей. Поначалу ругался на отца, что тот его оставил, а при встрече понял, что всё ещё любит его... Надеюсь, тут тоже в отношениях всё наладится) Elina Идеи из жизни, время - работа такая, в перерывах строчу, как проклятая. 15 книга наполовину осилена... Вдохновение, наверное, тоже из жизни. Недавно импульс страха подтолкнул идею для рассказа. Дело всей жизни, оно такое. И проклятие (больше почти нет интересов), и благословение - столько новых эмоций переживаешь!

Elina: пакостная Бетти, а я-то по началу думала, что речь будет идти о небольшом охотничьем домике, а на поверку получается, что Мидлвуд - настоящий огроменный замок! И как только Лизандр умудрялся в одиночку его содержать? ailonve, зато в старости можно будет с гордостью посмотреть на книжные полки, заставленные своими произведениями, и сказать себе, что жизнь прожита не зря) Это ведь далеко не каждому дано - черпать вдохновение и идеи отовсюду. Кстати, а Вы свои книги публикуете в печати?

ailonve: Elina С каждой книгой убеждаюсь, что ещё расту. Выкладываю пока только на Проза.ру и в дайриках)

ailonve: Elina на "вы" не надо, мне только 25)

Elina: ailonve, а я вот только сюда рискнула выложить, хотя когда-то меня номинировали на литературную премию - на номинации дело и закончилось, я поняла, что в наши дни, действительно, все можно купить и побеждает тот, у кого друзья и связи, и решила писать в стол. Такая вот история) Насчет выканья - заметано)) Сейчас возникла идея, как было бы классно всем форумом скооперироваться и выпустить эдакий сборник рассказов и повестей "Красавицы и чудовища"... =)

ailonve: Elina да, было бы интересно)

ailonve: Elina одного знакомого человека с прозы приглашали в союз писателей... за 5 штук. Вот это был поворот)

Elina: ailonve, это же неплохой бизнес. То ли дело - писать для души. Стесняюсь спросить, в какой валюте?)



полная версия страницы