Форум » Библиотека » Королевство теней » Ответить

Королевство теней

Elina: Ну что, друзья, я настолько воодушевилась повестью Пакостной Бетти, что решила и свои пробы пера сюда закинуть. Очень надеюсь, что понравится. Прошу слишком уж строго не судить) [more]КОРОЛЕВСТВО ТЕНЕЙ Omnia vincit amor. Все побеждает любовь. Вергилий, "Эклоги" Когда-то давно, когда магия еще не покинула этот мир, драконы и феи не скрывались от людей, а грифоны катали на себе по небу детишек, случилась эта история. Она берет начало на обширных землях богатого и процветающего королевства Нармонвальд1, у самой его восточной границы, в окруженном густым лесом величественном и прекрасном замке Эзор. Это было счастливое и беззаботное время для всех жителей страны. У власти стоял дальновидный и добрый король Реджинальд, который правил мудро и справедливо. Но вот однажды, в день, который он и все его подданные ждали с большим нетерпением и волнением, в день, который обещал стать светлым праздником, случилось несчастье. Возлюбленная жена короля покинула этот мир, подарив ему единственного сына и наследника. Новорожденного принца назвали Рауль. Хоть король и был убит горем из-за смерти супруги, его жизнь все же скрашивало появление сына, и спустя какое-то время он устроил в его честь праздник, на который съехалось множество людей, как из Нармонвальда, так и из соседних королевств. Была среди гостей, пришедших засвидетельствовать свое почтение королю и принцу, одна женщина, которую глашатай представил леди Раганой2 – стройная и красивая, с бледной кожей и черными, как вороново крыло, волосами, богато и изысканно одетая. Она принесла подарок – изящный серебряный кинжал с изогнутым лезвием, инкрустированный золотом и драгоценными камнями. Подойдя к колыбели, Рагана взглянула на маленького принца. Почувствовав на себе ее взгляд, малыш почему-то тихонько заплакал, а женщина сказала, обратившись к королю: – Этот ребенок слаб и беспомощен. В нем течет только кровь простого смертного. Возьмите меня в жены, и я рожу вам куда более достойного наследника. Стоит ли говорить, что все присутствовавшие лишились дара речи от подобной наглости! А король Реджинальд аж побагровел от ярости, но прежде, чем он успел сказать хоть слово, дама продолжила: – Не спешите гневаться, ваше величество. Я могу дать очень многое в благодарность за вашу любовь. И многого лишить в наказание за ненависть… – и, глядя на принца, как бы показывая, чего именно она может лишить короля, Рагана нарочито медленно достала из ножен кинжал, а пение его острого, как бритва, лезвия заполнило звенящую тишину, в которую погрузился огромный зал. Но короля это не испугало. – Убирайся, пока я не отправил тебя на плаху! ВОООООООН! – крикнул он так громко, что эхо пронеслось по всему замку, заглянув в каждый его закуток, заставив дребезжать каждое стеклышко. К колыбели уже подоспели опомнившиеся стражники, готовые в любой момент уволочь дерзословку в темницу, но Рагана и бровью не повела, а лишь сказала: – Я еще вернусь… – и тут ее окутало облако едкого фиолетового дыма, а когда он рассеялся, самой дамы нигде уже не было, и лишь принесенный ею кинжал со звоном упал на мраморный пол… После этого король повелел своим лучшим ищейкам во что бы то ни стало отыскать эту ведьму и отправить ее на костер. Он назначил за нее награду и приказал перевернуть все королевство, заглянуть в каждый дом. Он не мог забыть того, с каким презрением она смотрела на его сына, и боялся за него. Понимая чувства Реджинальда, его друзья – правители соседних стран – организовали поиски и в своих владениях. Но шли годы, и постепенно тревоги короля стали угасать, а жизнь его наполнилась радостью. Он всем сердцем любил своего сына, а маленький принц рос таким же, как и его отец – добрым, смелым, ловким и не по годам мудрым. Однажды, погожим летним днем, когда принцу было лет десять, он сидел на траве в тени раскидистого дуба в Эзорском саду и читал книгу. Это была книга о путешествиях, в ней описывались не только земли Нармонвальда, но и все соседние королевства. Раулю еще не доводилось странствовать, и потому он довольствовался чужими впечатлениями, почерпывая их из книг и предвкушая свою первую большую поездку. Он так увлекся чтением, что не сразу заметил стоящую рядом и наблюдающую за ним молодую женщину. Опомнившись, Рауль вскочил с земли и склонился перед леди. Она ответила ему легким кивком и улыбнулась, но улыбнулась как-то зловеще, принцу стало не по себе от этой улыбки и ее холодного взгляда. С минуту она молча его рассматривала, а потом сказала: – Ты Рауль? Быстро же ты растешь. Надо же, не думала, что ты будешь таким миленьким. Принц промолчал, он просто не знал, что на это ответить. А женщина подобрала подол платья и села на траву, взяв в руки книгу Рауля. – Путешествия? Тебя манят дальние страны? – ухмыльнулась она. – Да. Отец обещал, что в следующую поездку он возьмет меня с собой. – А где ты хотел бы побывать в первую очередь? Да садись же, – Рауль повиновался и ответил, поразмыслив пару секунд. – В королевстве Орвелберр, в долине Лок3, где обитают драконы. На них там даже можно прокатиться! – А хотел бы ты, чтобы вся эта долина со всеми ее драконами, и вообще все это королевство принадлежало тебе? – этот странный вопрос заставил Рауля смутиться. – Нет, зачем мне это? – Как это зачем? – женщина удивленно приподняла бровь. – Это ведь огромные земли, богатства, да к тому же даже один дракон – это настоящий подарок для армии. А у Орвелберра их десятки, их войско почти непобедимо. Нармонвальд таким похвастаться не может. Если бы вы покорили Орвелберр, следом за ним вам покорился бы и весь остальной мир. – От войны никогда не бывает ничего хорошего, лишь смерть и разрушения… – тихо ответил мальчик. – Не разбив яйца, омлет не приготовишь, – внезапно жестко сказала незнакомка, но продолжила уже как раньше, приторно-сахарным голосом. – Ну а как же власть? Скажи, разве тебе не хотелось бы стать королем всего мира? – Сложно держать под контролем весь мир. Когда-нибудь я стану королем Нармонвальда, и забота об этих землях – это все, что будет мне нужно. – Видимо, ты еще слишком мал и глуп. Запомни, тот, кто не стремится добиться всего, не добьется вообще ничего! – леди поднялась с земли, с яростью швырнула книгу Рауля на землю, посмотрела на него взглядом, в котором можно было прочесть смесь разочарования и презрения, развернулась и стремительно исчезла в глубине сада, оставив юного принца наедине с его размышлениями. Он спрашивал себя, кто эта женщина, и что же она от него хотела, но не мог найти ответы. Разумеется, это была Рагана, ни капельки не изменившаяся за минувшие годы. Тогда принц не знал, что ему предстоит еще не раз увидеть ее в будущем… 1 От квенийского narmo – "волк" и немецкого wald – "лес" 2 По-литовски "Ведьма" 3 На квенья "loce" – "дракон"[/more]

Ответов - 95, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Ветер: (колдунья выбрала самый неблагоприятный момент для своего предложения :) спасибо за публикацию, хороши читается.)

Elina: Ну, эта дамочка вообще особым тактом не отличается) Всегда рада. Шли годы, Рауль взрослел и постепенно превратился из маленького мальчика в статного и красивого юношу. Король Реджинальд глядел на сына и радовался, что смог достойно воспитать наследника. Принц обещал стать справедливым и мудрым правителем, он был прекрасно образован и часто сопровождал отца в его зарубежных поездках, помогая наладить отношения с другими королевствами. Несмотря на юный возраст, он уже являлся прекрасным дипломатом. Король был спокоен за будущее своей страны. Лишь одно его несколько огорчало – совсем скоро Раулю исполнится девятнадцать, он уже вправе взойти на престол, но совершенно не озадачен поисками невесты. Посещая балы с огромной неохотой, принц предпочитал проводить свободное время за шахматами, чтением книг или фехтованием. А ведь он, король, отнюдь не молодел, и ему уже так хотелось понянчить внуков! Когда он заводил с сыном разговор на эту тему, тот вечно отшучивался, говорил, что не родилась еще его возлюбленная, да и самому ему пока рано думать о женитьбе. На самом деле, Реджинальд так надеялся, что Рауль женится на молодой принцессе Делии из соседнего королевства Сайзервэлл, это бы так чудесно укрепило дружбу между странами! К тому же, они с ней чуть ли ни с самого детства были близки и часто гостили друг у друга. Но, как оказалось, их отношения были не более чем крепкой дружбой – вскоре после дня рожденья Рауля Делия прислала ему письмо, в котором писала, что принц Эдриан Виолийский сделал ей предложение, и свадьба состоится всего через месяц. Никогда еще Рауль не видел Делию такой счастливой, как в той день. Она и принц Эдриан были прекрасной парой. В день церемонии Рауль сделал своей подруге особенный подарок – редкостной красоты кулон с большим круглым камнем нежно-розового цвета. Когда-то этот кулон принадлежал его матери и по легенде приносил счастье в любви и отгонял злые чары. Принц был очень рад за свою подругу, а вот король Реджинальд на этом празднике был невесел. – Я так надеялся, что Делия все же станет женой Рауля, – сказал он вечером того дня своему другу и придворному магу, мастеру Корвусу. – Не расстраивайся, Реджинальд. Ты же знаешь, я уже не единожды пытался заглянуть в будущее. И хоть оно очень туманно, и что-то четко рассмотреть весьма трудно, я все же каждый раз видел одно – Рауль женится на прекрасной девушке, и их любовь будет самой истинной, искренней и чистой на этой земле. – Да, но как скоро это произойдет? – задумчиво спросил король. Волшебник почему-то замешкался с ответом. – В свое время, ваше величество, в свое время… – Ты что-то скрываешь от меня? – поднял бровь Реджинальд. – Я же сказал, будущее туманно, я, возможно, просто не так истолковал, не стоит предавать этому такое значение… – замямлил Корвус. – Говори! – Эхх… Пройдет больше полувека, прежде чем это случится… – Что?! Ты хочешь сказать, что мой сын женится лишь будучи седым стариком? – Реджинальд был крайне удивлен такой новости. – Вот это и странно! Он будет по-прежнему молод и хорош собой. Но мир вокруг изменится… Поэтому я и думаю, что что-то не так понял. Хотя, я несколько раз перепроверял, и в хрустальном шаре смотрел, и на волшебных картах – все одно. – Что тут скажешь… Поживем – увидим, как оно будет, – ответил король, любуясь всполохами фейерверка. Он привык доверять предсказаниям Корвуса, но в это ему верилось с большим трудом. А зря, ведь оно было истолковано правильно…

пакостная Бетти: Хорошая сказочная повесть получается, проникнутая духом старины; эти полвека - примерно как сто лет сна спящей красавицы, также оставшейся юной... ссылка на Вергилия... Я же для своей повести придумала теглайны, как будто это фильм. Один забыла - придётся вспомнить. Другой могу написать сейчас, хоть он и не слишком удачен: He may be the beauty and the beast.

Elina: Бетти, спасибо за оценку! Действительно, я только сейчас осознала, что много общего будет со Спящей красавицей. Кстати, недавно открыла для себя французский замок Юссе, где есть комнаты с инсталляциями сцен из этой сказки, и просто влюбилась в него! С теглайнами - классная идея!

Elina: Спустя всего три месяца после свадьбы Делии в Эзор вновь пожаловала незваная гостья… Это был ненастный октябрьский вечер, когда молнии озаряли небосвод, дождь хлестал в окна, а ветер ломал ветви деревьев. В этот непогожий поздний час Рауль направлялся в малую гостиную, чтобы расслабиться, сидя у камина, и провести время за какой-нибудь интересной книгой. Каково же было его удивление, когда он увидел в своем любимом кресле смутно знакомую женщину, увлеченно что-то читающую. – А годы-то все идут, да, Рауль? – она оторвалась от книжных страниц и обратила на принца свой изучающий взгляд. – Ты уже больше не мальчик – повзрослел, возмужал. Может, и поумнел? Как твоя мечта о путешествиях, сбылась? Много стран объездил? – спросила она, положив том на кофейный столик. Рауль увидел, что это та самая книга, которую он обожал читать в детстве – "Путевые заметки и рассказы о приключениях сэра Торвальда Рейтенфельса". – А вы вот ничуть не изменились, – наконец, он с трудом вспомнил свою нежданную собеседницу. – Да, много. – И драконов видел? – Видел. – И не захотелось заполучить себе такую зверюшку? – Не хочу показаться невежливым, но я даже не знаю вашего имени. И тем более не знаю, кто вы, что здесь делаете и к чему все эти вопросы? – Ах, прости мои манеры, – она картинно всплеснула руками, встала с кресла и присела в книксене. – Леди Рагана. Скажем так, я давняя знакомая твоего отца. – Он мне о вас никогда не рассказывал. – А ты думал, твой отец рассказывает тебе абсолютно все? – Рагана обошла вокруг принца, нагло его рассматривая и запуская пальцы в его густые темные волосы. Раулю это было крайне неприятно, но он держал себя в руках. – Не думаю, что он бы умолчал о столь обворожительной своей знакомой, учитывая, как он жаждет моей женитьбы, – женщине понравилась эта лесть, она расплылась в улыбке. Правда, улыбка у нее была какая-то зловещая… – Нууу… может он просто обо мне забыл? Мы столько лет не виделись. – Так почему бы вам не исправить эту ситуацию? Раз уж вы здесь… – Не думаю, что он будет рад нашей встрече. На самом деле, я пришла, чтоб увидеть тебя. – Вот как? И чем же я могу вам услужить? – Ты сам только что ответил на этот вопрос. – Неужели? Не напомните, о чем идет речь? – Женись на мне, милый, – эти слова Рагана страстно прошептала в ухо обомлевшему принцу. – П-п-простите, что?! – Сделай меня своей женой. Ты ведь сам сказал, что я обворожительна, так что же еще тебе нужно? – Помилуйте, но разве могу я взять в жены женщину, которую совершенно не знаю? – Ну, дорогой, неужели ты из тех глупеньких мальчиков, которые верят в сказки об истинной любви? – А даже если и верю, вам-то что? Почему вы хотите стать моей женой? Подозреваю, что вряд ли из-за любви. – Ошибаешься, милый, именно из-за любви и только из-за любви. Любви к власти! – Хмм, вот оно что. В таком случае, боюсь, вам придется найти себе нового кандидата в мужья. – Почему? – деланно удивилась Рагана. – Ты меня вполне устраиваешь. Я уже ооочень давно к тебе присматриваюсь. Во всем ты хорош. Немного глуп, но, думаю, это вопрос времени, – Рагана касалась щеки Рауля, другой рукой вновь перебирая его волосы. – Статен, красив… И ребеночек у нас получится не менее хорошеньким, – последние слова заставили уже кипящего от негодования, но все еще владеющего собой, принца просто взорваться. Он схватил Рагану за руки и закричал: – Да как вы только смеете?! Я уже сказал – я не намерен жениться на вас! Лучше уж я до конца жизни буду одинок, чем проведу свой век рядом с такой алчной женщиной, как вы! – Что ж, будь по-твоему… – Рауль, что происходит, с кем ты… – внезапно в гостиную вошел король, услышавший, что его сын чем-то крайне возмущен. – Ты! ВЕДЬМА! – глаза его налились кровью, когда он увидел Рагану. – О! С вас и начнем, ваше величество! – женщина улыбнулась своей недоброй улыбкой, удивительно легко высвободила руки из хватки принца и в мгновение ока оказалась напротив короля. Не успел Рауль опомниться, как увидел, что Рагана впилась губами в губы его отца, который изо всех сил старался оттолкнуть ее от себя, но почему-то не мог, хоть она и выглядела хрупкой и слабой. И вдруг начало происходить что-то немыслимое – все краски с тела короля Реджинальда начали исчезать, блекнуть, и спустя всего пару секунд он стал лишь бесплотной тенью, полупрозрачной темной дымкой, повисшей в воздухе среди гостиной… Принц бросился на Рагану, но вместо нее натолкнулся лишь на облако фиолетового дыма… А по комнате эхом разнесся ее голос: – Ты хотел быть одиноким – ты им будешь! Я не оставлю в этом королевстве ни единой живой души, всех обращу в тени! Рано или поздно, но ты поймешь, что эти жалкие людишки нужны лишь для того, чтобы прислуживать! Ни один человек не сделает тебя таким счастливым, каким может сделать безграничная власть и богатство! И когда ты это поймешь, ты станешь моим!.. С этого дня королевство Нармонвальд кануло в безвестность – ведь ни одна душа не могла пересечь его границу и вернуться из этого проклятого места, чтобы рассказать о том, что случилось с некогда прекрасной и процветающей страной… Шли годы, они складывались в десятилетия, за это время несколько алчных правителей потеряли свои армии, пытаясь вторгнуться в зачарованные земли и захватить их. Над этим краем ни разу не видели солнечный свет – небо всегда было хмурым, затянутым черными тучами, а над землей клубился едкий фиолетовый туман. О Нармонвальде слагали страшные сказки, которыми пугали детей, чтобы те не забрели ненароком в гиблое место. А в королевстве Лур даже учредили страшную казнь – преступников заставляли войти в Лес Теней, из которого никому за все эти годы не удалось вернуться. Этот лес находился на самой границе двух стран, и если в одной зеленела трава и сияло солнышко, в другой не было видно ничего из-за кромешной тьмы и густого тумана… А еще иногда у окраин Нармонвальда люди слышали волчий вой – полный скорби, отчаянья и безысходности, заставляющий кожу покрываться мурашками…

Ветер: (мне всегда было любопытно, почему мощной магией владеют в основном импульсивые и ассоциальные люди? Откуда она у них?)

Elina: Ветер, наверное, все дело во внутренней энергетике. В силу импульсивного характера она будет достаточно мощная, а, учитывая асоциальность персонажа, он будет расходовать ее не на общение с другими людьми, а все больше взращивать в себе. Думаю, это как синдром саванта - имея дефицит в чем-то одном, идет преобладание в другом.

пакостная Бетти: Вот из-за чего эта гадюка-змеюковна Рагана заколдовала принца Рауля, отца его Реджинальда и всех их подданных - из-за того, что ни отец, ни сын не пожелали сделать её своей женой и королевой!

Ветер: пакостная Бетти , ну потому что подобным "леди" нужны не мужья, а воспитатели, слуги или рабы. :)

пакостная Бетти: Да, Ветер, подобным Рагане нужны именно слуги и рабы. Она хотела выйти замуж за короля либо за его наследника, чтобы забрать жителей Нармонвальда в рабство "законным путём". И прежде всего самого короля, взяв мужа "под каблук" и подписывая жестокие указы от его имени.

Elina: Ребят, скажу по секрету, она куда амбициознее, чем вы предполагаете...) – И живет в этом королевстве один лишь волк, черный, как смоль, с глазами налитыми кровью. Он приходит ночью в те дома, где есть непослушные дети, забирает их из кроваток и уносит в Лес Теней. И никто не знает, какова их судьба, потому что из этого леса еще никто никогда не возвращался… – Ааааа, – Розали испуганно пискнула и с головой забралась под одеяло. – Пусть он Фреда забирает, я послушная! – А я не боюсь этого волка, все это выдумки для глупых девчонок! – храбро заявил сидящий рядышком Фредди, как вдруг с улицы послышался тихий-тихий, но такой страшный вой… Смельчак Фредерик мигом изменился в лице, побелел как стенка и вжал голову в плечи, испуганно озираясь. – Пруденс, Эрика! – тихонько прошептала выглядывающая из-под одеяла принцесса. – Ах-ха-ха-ха, не бойся Роззи! – сказала, запрыгнув на ее высокую кровать, Эрика. – Я тебя не дам в обиду… И тебя, братишка, – она потрепала Фреда по рыжим непослушным волосам, а он с кислой миной гордо выпрямился, как ни в чем не бывало. – Подумаешь! Я вовсе и не испугался! Я… я и сам смогу защитить Роззи, вот! – Но для этого, сынок, тебе надо будет немного подрасти, – улыбнулась Пруденс. – Точно, а то у волка будет обед из двух блюд, – подтрунила Эрика. – К тому же в этом замке и так уже хватает стражников. – А вот увидите! Я вырасту, буду молодым, ловким, а они все постареют, будут ходить, шаркая, и кашлять! – эти слова мальчугана заставили его сестру и маму разразиться смехом, а вот маленькая принцесса, выбравшись из-под одеяла, смотрела на него глазами, горящими от восхищения. – Полагаю, Фредерик прав – из него получится прекрасный преемник нынешних стражников, – послышался у двери смешливый женский голос. – Ваше величество! Простите, я… – начала было Пруденс. – Ничего страшного, не извиняйтесь. Я не против того, чтобы ваши дети проводили время с Розали. Думаю, это даже пойдет ей на пользу – принцесса должна уметь общаться со своими подданными на равных, знать, чем они живут и не смотреть на них сверху вниз. К тому же, я вижу, что эта троица – прекрасные друзья, – сказала королева, улыбаясь. – Но, тем не менее, время уже позднее. И всем детям без исключения пора спать. Спокойной ночи, Розали! – она поцеловала дочь и затушила свечу. – Пока, Роззи, – сказал Фред у двери. – Сладких снов! – добавила Эрика. – Доброй ночи, принцесса! – заключила их мама, закрывая дверь спальни. – Не думала, что Роззи нравятся страшные истории, – обратилась королева к Пруденс, пока они шли по коридору. – Не нравятся, но рассказывать их надо. Дети должны знать, как опасен Лес Теней, – ответила няня, покрепче сжав в ладонях руки сына и дочери. – Да, наверное, вы правы… А у нее не бывает от этих сказок ночных кошмаров? – Крайне редко, но если такое случается, она прибегает к Эрике – своей главной защитнице. – Вот как! Ну, тогда я за нее спокойна, – улыбнулась королева. – Что ж, доброй вам ночи! – Доброй, ваше величество! – ответила Пруденс, отправившись укладывать спать теперь уже Фреда и Эрику.

пакостная Бетти: Что-то тут не вижу намёка на амбиции леди Раганы. Или эта королева - она, притворившаяся доброй... в общем, Elina, я мало чего поняла из этой главы.

Elina: Бетти, это раскроется чуть позже, терпение) А королева Фабиана на самом деле добрая и чуткая. Просто это уже начинается история красавицы.

пакостная Бетти: Elina, прости уж меня - меня попросту ввёл в заблуждение заголовок. Терпение у меня будет.

Elina: Ой, да ничего страшного) И это, скорее, не заголовок был, а ответ на сообщение.

Elina: – Эри! – Розали чуть ли не с разбегу запрыгнула на уже такую крошечную для них двоих кровать Эрики. – Эй, ты спишь? Ну же, просыпайся! Мне такое нужно тебе рассказать! Э-ри-ка! – Роззи, ну что еще могло случиться в такой час? – пробубнила Эри, перевернувшись на спину и закрыв лицо подушкой. – Мы целовались! – восторженно выдохнула светящаяся от счастья принцесса. – Мм… с кем? – раздалось из-под подушки. – Ну ты что, все еще спишь? С Фредериком, конечно, с кем же еще?! – ЧТО?! – Эрика рывком села на кровати. – В-вы… он… ты… К-ка-а-ак? – Да-да, мы, он и я и… Так… так… так романтично… – было очевидно, что Розали пребывает на седьмом небе. – Мы тайком пробрались на террасу в северном шпиле, смотрели на звезды, а потом он сказал, что любит меня, представляешь! А потом… А потом уже мы… ну… Ну разве это не чудесно? – оттараторила она и взглянула на сидящую с открытым ртом ошарашенную подругу. – Нет, Роззи, не чудесно. Совсем не чудесно. Более того, это просто ужасно! – Что ты такое говоришь? – Посуди сама. Ты – принцесса, а Фред – простой стражник, он даже не рыцарь. Страшно подумать, что будет, если твой отец узнает… – Но ты же никому не скажешь? – Роззи уставилась на Эрику широко распахнутыми глазками и умоляюще захлопала ресницами. – Конечно, не скажу, – обреченно вздохнула Эри, – Но ничем хорошим это не может закончиться, пойми… – Нет, это ты пойми! Я люблю его. А он любит меня. И все остальное неважно! – Ах, Роззи, какая же ты беспечная! – Вот когда сама влюбишься, поймешь. – Ой, когда еще это будет, – улыбнулась Эрика. – А теперь извините, ваше высочество, мне рано вставать. – Ладно-ладно, прости, что разбудила, не могла ждать до утра, – сказала Роззи, вставая с кровати и направляясь к двери. – Только Эри… – она приложила палец к губам и заулыбалась, увидев, как зарывающаяся лицом в подушку подруга машет ей рукой, мол, иди уже. А когда легкие шаги принцессы стихли, Эрика пробурчала самой себе: – Пфф… Влюблюсь? Еще чего! Да и в кого мне тут влюбляться? Заново уснуть в ту ночь она смогла далеко не сразу – в голову лезли разные мысли, ее охватывало беспокойство за подругу и брата, но, в конце концов, усталость взяла верх, и девушка задремала… Спустя пару недель поздним вечером, когда Эрика уже готовилась ко сну, дверь в ее комнату вновь тихонечко скрипнула. На пороге стояли двое – ее брат и девушка, чем-то смутно напоминавшая Розали. Но приглядевшись, Эри широко раскрыла глаза от удивления, ибо это и правда была она. Но одетая в поношенное крестьянское платье, убравшая свои длинные белокурые локоны в тугой узел и укутавшаяся в плащик из грубой шерсти. А за спиной Фредди Эрика смогла разглядеть походную сумку. – Так. Что это вы двое удумали? – строго спросила она, скрестив руки на груди. – Эри, милая, – Розали полезла обниматься. – Сегодня мы сбежим из королевства. – ЧТО?! Да вы с ума сошли! – Да, друг по другу, – заулыбался Фредерик, приобняв принцессу. – Вы хоть понимаете, что вас будут искать? И найдут! Да вы и из крепости-то вряд ли выйдете! – Выйдем, мы подкупили стражников, у южных ворот нас ждут лошади. Я взяла с собой украшения, на них мы сможем купить маленький домик и жить какое-то время. – А потом что?! – Да не переживай, сестренка. Я пойду оруженосцем к какому-нибудь рыцарю, ну или в кузницу подмастерьем, мы не пропадем. Главное, что мы будем вместе. – Но Фред! Черт возьми, а о маме ты подумал?! Ее же хватит удар! Тебе только недавно исполнилось восемнадцать! – Вот именно! Я уже взрослый и могу сам решать, как мне быть. Мама поймет, ты ей все объяснишь. – Да, и к тому же это ведь не навсегда, – поддержала возлюбленного принцесса. – Когда папа смирится, мы сможем вновь вернуться… – О, Роззи, я сомневаюсь, что он когда-нибудь смирится… – тут Эрика не выдержала и по ее щекам потекли слезы. – Я ведь обещала всегда защищать вас обоих, помните? – Конечно помним, – сказал Фредерик. Все трое крепко обнялись, девочки плакали.– И ты сдержишь обещание, если прикроешь нас. За ночь мы успеем уехать достаточно далеко. – Ну разумеется, я никому ничего не скажу, – всхлипнула Эри. – У меня для тебя есть подарок на память, – Розали вложила что-то в руку подруги. – Роззи… Я не могу его принять! Это же ваш фамильный кулон… – Эрика, ты мне как сестра. Если не возьмешь, я обижусь. К тому же, по легенде он отгоняет злые чары и приносит любовь. И, судя по всему, про любовь – это правда, – принцесса и Фред переглянулись. – Да, и мы оба очень хотим, чтобы и ты наконец нашла ее, сестренка. А то негоже, тебе уже двадцать, такая красавица, и никогда не любила… – Ладно, зато вашей любви и на десятерых хватит, – Эрика надела кулон, спрятав его под платье, чтоб никто не увидел, попутно вытирая слезы, и еще раз обняла брата и подругу. – Идите, пока вас не заметили. И удачи вам. Они прошмыгнули по коридору тихо, как мышки. Эрика стояла у своего маленького окошка и смотрела, как две фигуры направляются через двор замка Эбермунд к южным воротам. Слезы затуманили ее взор, она спрятала лицо в ладонях, тихонько всхлипывая. Но вдруг поняла, что что-то идет не так – с улицы доносились чьи-то разгневанные крики. – Нет… – испуганно прошептала Эри, разглядев у ворот самого короля Одрика. – Нет! Нет, только не это! – один из стражников скрутил Фреду руки и поволок его в сторону того крыла, где был вход в подземелья, а король схватил дочь за предплечье и увел обратно в замок. Эрика кинулась к двери, но увидела у порога ту, кого увидеть никак не ожидала. – Ваше величество?! – Эрика! О, Эрика, – королева Фабиана со слезами на глазах обняла ошарашенную горничную. – Он сказал, что если все так, как ему доложили, он казнит Фредерика на рассвете… – Нет… – А Розали на следующей же неделе выдаст замуж за того пустоголового принца, что приезжал в мае. – Так вы все знали? – Да, но я не предполагала, что они вознамерятся сбежать! Мне не важно, какое у Фреда происхождение, главное, что Роззи с ним счастлива. Но Одрик этого не понимает. Что же нам делать?..

пакостная Бетти: Да уж, тут муж и жена - вовсе не "одна сатана". Королева Фабиана добрая и чуткая, а король Одрик злой и жестокий...

Elina: Скорее, он просто чересчур сильно рассержен выбором своей дочки. Он из таких родителей, которые всегда лучше знают, что нужно их детям.

пакостная Бетти: Похоже на моего Оливера Пламбдрэгона - деда Берта по матери...

Elina: Да, точно, что-то общее определенно есть)

Ветер: Любопытно. обычно такие побеги в сказках удаются.:)

Elina: Ветер, как в "Варваре-красе", когда они зайчиками прикидывались?))

пакостная Бетти: Я вспомнила - и решила сама привести пример успешного побега. Но это не побег влюблённых. Это побег другого Фреда , братца Элли, из плена Семи Подземных Королей в костюме подземного жителя.

Ветер: Нет, мне сразу вспомнилась пара из книги"Роня - дочь разбойника". Хотя, им-то убежать было просто.

Elina: Бетти, а это откуда? Что за сюжет? Ветер, "Роню" читала, согласна, хороший пример, но им с Бирком и лет-то было поменьше, чем Фреду с Роззи) У меня из любимых побегов - побег иллюзиониста Айзенхайма и герцогини фон Тешин (да и самый хитроумный побег, к тому же).

пакостная Бетти: Elina, это ''Семь подземных королей'' - третья часть цикла повестей Александра Волкова об Элли.

Elina: Аааа, а я только "Волшебника Изумрудного Города" читала. Причем, когда была маленькой, из-за сходства моего имени с именем главной героини считала, что эта сказка именно обо мне))) Ну, а у меня в сюжете дальше разворачиваются прямо-таки шекспировские страсти... Утро следующего дня выдалось ясным, теплым и солнечным – совсем не подходящим к тому печальному событию, что было запланировано. На полянке перед Лесом Теней собрался народ – всего около десяти-пятнадцати человек. Король не хотел предавать это событие огласке, дабы оградить дочь от позора и осуждений. Поэтому были лишь те, кто знал о произошедшем ночью: королева Фабиана, до последнего пытавшаяся уговорить мужа передумать, Розали, Эрика и Пруденс – все бледные, не выспавшиеся и заплаканные, сам король Одрик, раздраженный и мрачный, как туча, несколько стражников, пара сочувствующих несчастным влюбленным друзей Фредди и палач, опершийся на не нужную в этом виде казни, но традиционную секиру. Фредерик стоял в двух шагах от границы Леса Теней – веснушчатый, рыжий и патлатый. В его всегда таких веселых карих глазах сейчас читались лишь тоска и сожаленье. Но на самом деле он грустил не из-за того, что через несколько минут его, как первого в истории Лура преступника, заслужившего такое наказание, заставят войти в самое страшное и неизведанное место в мире, а по той причине, что оставляет Розали одну и невольно делает ее такой несчастной… И возле нее, и возле него были стражники, которые не подпустили бы их друг к другу и на шаг. Роззи тихо и обреченно плакала. – Итак, твое последнее слово, парень, – разорвал повисшую тишину голос короля. – Розали… Прости. Я не хотел, чтобы все получилось так… Знай, если бы передо мной стоял выбор между смертью и жизнью без тебя, я выбрал бы смерть. Я не знаю, что ждет меня там, но что бы ни случилось, помни, я всегда буду любить тебя… – Довольно! – гневно крикнул король Одрик. – Иди уже или тебе помогут! Фред набрал в грудь побольше воздуха, зажмурился, и сделал этот шаг в неизвестность. В одно мгновение его поглотил мрак леса… – Что ж, дело сделано. Послезавтра приезжает твой жених, Розали. Тебе надо бы готовиться к его встрече, – бессердечно бросил король, не обращая внимания на слезы жены и дочери. Но вдруг раздались грохот и скрежет – это Роззи изо всех своих сил толкнула стоявшего рядом и никак не ожидавшего такого поворота событий стражника, который едва удержался на ногах и чуть было не упал на землю. Когда все опомнились, принцесса была уже у самой границы леса. – Как ты не понимаешь, папа?! Я не хочу жить без него! – отчаянно крикнула она, без колебаний бросившись во мглу… Лишь спустя пару минут король осознал, что наделал. Но было уже слишком поздно. Он стоял на коленях в шаге от места, где буквально только что Розали растворилась в фиолетовом тумане, и не мог поверить в то, что это произошло. Несчастные королева Фабиана и Пруденс плакали, обнявшись. А Эрика потрясенно смотрела на все, что происходит вокруг, и с каждой секундой в ее душе необъяснимо крепли решимость и отвага, почему-то она знала, что может все это исправить. – Мама, – негромко окликнула она Пруденс, подойдя к границе. – Прости, но я обещала их защищать и не могу поступить иначе. Я обязательно вернусь и их верну! – и Эрика тоже бесстрашно ступила во тьму Леса Теней…

пакостная Бетти: Прямо по заказу - Фреда отправляют в Лес Теней, Розали идёт за ним, за братом и подругой-принцессой идёт Эрика, а там и с принцем-волком Раулем встреча назревает))

пакостная Бетти: ''On a hot summer night would you offer your throat to the wolf with the red roses? - Will he offer me his mouth? - Yes. ___ And will he starve without me? - Yes. - And does he love me? - Yes''. Jim Steinman

Elina: Насчет песни - ну не знааааю) По-моему, это все же сюжет "Красной шапочки".

пакостная Бетти: Вчера вечером я вспомнила, что эти строки - из рок-оперы Дж. Стейнмана "Нетинебудет" по мотивам Питера Пэна. Так что этот диалог - между аналогами Питера Пэна и Венди, в их взрослом и более готичном варианте. Но с Красной Шапочкой в её взрослом варианте это также можно сассоциировать. С "Королевством теней" я это сравнила из-за любви девушки и волка.

Elina: Если честно, никогда Питера Пэна не любила (а после просмотра соответствующего сезона "Однажды в сказке" он для меня вообще стоит на одной полке с такими злодеями, как, например, Гастон или Джафар). Кстати, недавно "подсела" на бродвейский мюзикл "Passion", в основе которого роман Иджинио Уго Таркетти "Фоска" (как назло, нигде не смогла его найти ни на русском, ни на английском). Так вот это тоже своеобразная история красавицы и чудовища, вернее, красавца и чудовища, ибо здесь именно девушка, Фоска, весьма некрасива, но очень добросердечна и она влюбляется в красавца-кавалериста Джорджо. А касательно любви девушки и волка - давайте-ка не будем ставить телегу впереди лошади))) Очутившись за гранью, Эрика как будто шагнула из светлого летнего дня в самую темную, беспроглядную и холодную ночь. Не было видно почти ничего – лишь очертания голых деревьев и насыщенные черные тени, даже собственные руки Эри могла различить с трудом, а мороз заставил ее кожу мгновенно покрыться мурашками. Она сделала наугад несколько шагов, но вдруг ее как будто ударили по голове чем-то тяжелым – перед глазами замелькали искры, в ушах зазвенело, все закружилось, расплылось, и промерзшая земля почему-то коснулась ее щеки… Эрика уже пришла в себя, но еще не открыла глаза, прислушиваясь к своим ощущениям. Тепло, мягко. Где это она? Взор все еще застилала пелена, но вот она спала, и девушка увидела, что лежит на огромной роскошной кровати с высоким балдахином в большой, уютной и богато обставленной комнате, нежно освещенной парой напольных канделябров. Выбравшись из-под необычайно теплого пухового одеяла, Эри заметила, что ее старенькое платье из светло-зеленого драдедама удивительным образом преобразилось и выглядит так, будто портной только что сделал на нем последний стежок. Такая же метаморфоза случилась и с ее малость потрепанными туфельками, обув которые, Эрика прошлась по комнате. В камине весело потрескивал огонь, рядом стояло глубокое кресло, на подлокотнике которого лежал мягкий плюшевый плед. На маленьком кофейном столике Эри обнаружила кружку с испускающим дивный аромат горячим шоколадом и тарелку с печеньем. А еще записку… "Дорогая незнакомка! Безмерно рад приветствовать Вас в своих владениях, в замке Эзор! Надеюсь, Вы чувствуете себя хорошо. Когда я Вас нашел, Вы были уже едва живы и холодны, как лед. Я не знаю, как это объяснить, но тот факт, что Вы здесь – настоящее чудо. Я постараюсь сделать все возможное, чтобы скрасить Ваше пребывание в этом царстве тьмы, любой Ваш каприз будет исполнен. Прошу, чувствуйте себя как дома! Ваш покорный слуга, Р" Эри несколько раз перечитала записку, а потом подошла к высокому окну и отдернула тяжелую штору. Беспроглядная тьма окутывала все вокруг, было видно лишь капельки дождя, стекающие по стеклу. Девушка решила получше осмотреться. К спальне примыкала просторная гардеробная с витражным окном, которая была больше каморки Эрики в замке Эбермунд, пожалуй, в два, а то и три раза. В ней девушка обнаружила множество великолепных платьев, таких красивых, что, кажется, даже самые лучшие наряды Розали не смогли бы с ними сравниться. В пузатых комодах и сундуках хранились различные перчатки, платки, кашмирские шали, веера и другие детали туалета, на полках стояли в ряд атласные туфельки и кожаные сапожки, а еще там притаились несколько шляпных коробок. Напротив шелковой ширмы нашло себе место большое напольное зеркало в золоченой раме, а рядом с ним – широкая банкетка с фигурной спинкой. – Да-а-а, Роззи бы сюда, она бы обо всем на свете позабыла, – грустно улыбнулась Эрика, притворяя двери гардероба. На аккуратном туалетном столике, что стоял в комнате, обнаружилось множество различных баночек и флаконов, красивая щетка для волос, видимо, из слоновой кости – с чудесным резным цветочным узором, и еще большая шкатулка для украшений, на содержимое которой, пожалуй, можно было бы купить целое королевство. Разглядывая драгоценности, Эрика дотронулась до цепочки от кулона, который подарила ей Розали, и задумчиво вытянула его из-под платья. Странно, но большой кристалл совершенно явственно светился нежным розовым светом. Едва уловимо, но светился! Раньше Эрика такого никогда не наблюдала. – Хмм, диковинная ты, однако, безделушка, – сказала она кулону и вновь спрятала его под платье. – Что ж, думаю, единственный, кто способен приподнять завесу тайны – это этот загадочный Р. Если он нашел меня, возможно, он сможет помочь разыскать Роззи и Фредерика? – обратилась Эри к своему отражению в зеркале. Но оно оставалось безмолвным, и девушка вышла из комнаты на поиски того, кто мог дать ответы на ее вопросы.

пакостная Бетти: так точно, ставить телегу впереди лошадки не будем. "Однажды в сказке" я не смотрела. Но я видела фрагмент мультсериала "Полиция сказок", the Fairytale Police. Там сказки перепутались, и спецполиция возвращает их на места. Тот фрагмент, который я видела: в нём Золушкин принц превратился в чудовище, когда бросился за ней по лестнице. Она пыталась объяснить: "Я спешу", и тут на неё надвинулась его страшная тень с растопыренными когтистыми лапами.

Elina: Мне "Однажды в сказке" очень нравится, он затягивает и там собраны очень многие (почти все, то бишь) диснеевские персонажи. Правда, сюжеты сказок перевернуты с ног на голову, что, впрочем, делает события только интереснее. Кстати, у нас на форуме есть соответствующая тема. "Полицию" не смотрела, порылась сейчас, поглядела скрины. Не знаю, может, если свободный вечерок подвернется, гляну пару серий для ознакомления.

Ветер: (мне очень-очень понравился этот отрывок! наверное, и в других версиях ВатВ меня особо интересует "волшебная" часть истории, зачарованная локация.)

Elina: Ветер, а я, в свою очередь, очень-очень рада, что понравилось) И могу обещать, что описаний зачарованных локаций будет еще достаточно.

Ветер: Ну да, от сказочные истории я ценю за сказочность.

Elina: Коридор оказался довольно-таки темным местом, лишь кое-где освещенным пламенем перемигивающихся свечей в изысканных бра. Эрика пожалела, что у нее в руках нет светильника – мрак вокруг внушал страх. На стенах там и тут девушка видела разные картины, но в полутьме не могла рассмотреть, что на них изображено. К тому же, произведения живописи ее сейчас вовсе не интересовали – она искала хозяина замка. – Эй! Кто-нибудь! Р? – время от времени кричала она в сумрак, но если кто ей и отвечал, то это было лишь эхо. Кругом стояла настолько густая и непривычная Эрике тишина, что воображение бесконтрольно стало заполнять ее несуществующими, но такими пугающими, шорохами, скрипами, стонами… А еще девушку почему-то не покидало странное и тревожное чувство, будто кто-то за ней наблюдает… Она уже несколько раз успела пожалеть о том, что вышла из комнаты, в которой очнулась, но понимала, как безнадежно успела заблудиться в этом бесконечном лабиринте темных, пустынных коридоров. Но вот Эрика набрела на широкую лестницу, спустившись по которой, вышла в просторный зал. В дальнем его конце горел большой камин, и огонь был единственным источником света. Боясь ненароком споткнуться, Эри почти на ощупь дошла до очага и присела на уютную софу, дабы перевести дух, и вдруг ей показалось, что перед ее глазами промелькнула чья-то тень. Она рывком встала, вглядываясь во тьму. – Кто здесь? – спросила она, ощущая, как быстро застучало ее сердце. На вопрос никто не отозвался, но она явственно чувствовала чье-то присутствие. – Я… я знаю, что здесь кто-то есть! Р, это вы? – Да… – чуть погодя прозвучал несколько приглушенный низкий голос. – А почему вы прячетесь? – Не хочу вас напугать, – последовало из темноты. – Иногда неизвестность страшит больше, чем что бы то ни было… Прошу вас, покажитесь! В ответ из мрака донесся печальный вздох, а затем Эрика увидела, как чернота впереди нее несколько выступила вперед, приобретая очертания человеческой фигуры. Но человеческой ли? Когда силуэт еще на пару шагов приблизился к огню, глаза Эри широко распахнулись от изумления, ибо прямо перед ней был не то человек, не то волк. Он стоял на двух ногах (или лапах?), высокий, широкоплечий, одетый лишь только в кюлоты, с пушистым хвостом и черной как смоль шерстью, укрывающей мощные мышцы. Вытянутая волчья морда, острые уши, блестящий нос и такие грустные зеленые глаза… – Боже, – прошептала Эрика, – Ваши глаза… Они… они человеческие… – она невольно потянула к волку руку, но тут же ее отдернула. Р терпеливо молчал. Эрика нащупала стоящую за спиной софу и опустилась на нее, все еще не отводя взгляд от хозяина замка. – Вы – тот волк, которым меня пугали в детстве. Но во всех сказках говорилось, что глаза у вас налиты кровью… – Я лучше уйду… – Нет, прошу, останьтесь! – Эрика невольно схватила Р за лапу, да так и не смогла ее отпустить. Она была совсем не похожа на волчью – с длинными узловатыми пальцами, расположенными, как у человека, так что уместнее было бы назвать ее рукой, только что огромной, когтистой и покрытой шерстью. – Я уже оправилась от шока, но… Пожалуйста, не оставляйте меня одну… Немного поколебавшись, волк присел рядом с Эрикой и сказал: – Вам нечего бояться, в этом замке вы в полной безопасности. – Все равно. Мне страшно быть одной… – наконец опомнившись, Эри выпустила из рук лапу Р, и, стушевавшись, пробормотала: – Простите… – Ничего, – тихо ответил волк и на минуту повисло неловкое молчание. – Так ваше имя Р? Лишь одна буква? – Глупо было подписываться так, – волк наморщил нос и обнажил клыки, что, видимо, означало некое подобие смущенной улыбки. – Меня зовут Рауль. Это значит "мудрый волк". Ненавижу свое имя… – О… а по-моему, оно вам подходит, – пролепетала девушка, но осознав, что могла оскорбить собеседника, быстро продолжила. – А я Эрика. – Рад знакомству с вами, Эрика, – сказал Рауль. – У меня к вам так много вопросов, – произнесла Эри, отрешенно глядя на пламя камина, но вдруг Рауль взял ее за подбородок, вынудив посмотреть на него. – У вас красивые глаза. Я все гадал, какого же они цвета, ждал, когда вы очнетесь, чтоб узнать… – Да… я… эм… Я еще не поблагодарила вас за свое спасение, – засмущалась девушка, опустив взгляд. – Не стоит. – И все же спасибо… – Прошу, простите мне эту фривольность. Просто за столько лет одиночества я уже начал забывать, как выглядит человек… – в голосе Рауля было столько тоски, что у девушки сжалось сердце. – Что же случилось с этим местом? – спросила она и, немного помолчав, добавила: – И с вами? – Это долгая история. Давайте я расскажу ее вам завтра? Сейчас уже несколько поздновато для бесед. – Поздновато? Но ведь день только начался… – Вы долго были без сознания. – Насколько долго? – Весь день. Сейчас около трех часов ночи. – Ой… – только и смогла вымолвить Эрика, пристыженная, что так шумела в столь поздний час. – А что же со мной произошло? Я раньше никогда не падала в обморок. – Это проклятье. И вы еще очень легко отделались, для меня загадка, почему вы остались человеком, а не превратились в тень. – Превратилась в тень? – переспросила девушка, похолодев. – Да. Вы первая кому удалось избежать этой участи. – Нет! Значит, Фредерик… и Розали… они… – Мне жаль… – Я пришла сюда, чтобы найти их и вернуть домой, – на глаза Эри навернулись слезы, но она смахнула их и затараторила: – Но ведь любое проклятье можно снять! Я же каким-то образом… Ведь есть надежда, правда? Вы знаете способ, как его разрушить? – Знаю, – тяжело вздохнул волк. – Только один. Но, поверьте, к нему прибегать нельзя. – Почему?! – Потому что я сомневаюсь, что это спасет всех тех, кто уже проклят, но уверен, что обречет на страдания и весь остальной мир! – повисла звенящая тишина. С минуту Эрика обдумывала слова Рауля, нервно теребя цепочку от кулона, а потом спросила: – Что для этого нужно сделать? – Я должен жениться на ведьме, которая это проклятье наложила… – Рауль оскалил свои клыки, и Эри поняла, сколь сильно он ненавидит эту женщину. – Отложим все разговоры до завтра, – он встал с софы и протянул Эрике руку. – Я провожу вас в вашу комнату. Они молча шли по темным коридорам, Эри старалась держаться к Раулю как можно ближе, но это удавалось ей с трудом, учитывая, как широк был его шаг. Она почти бежала. Волк заметил это и сбавил темп, а потом сказал: – Я слышу, как колотится ваше сердце. Мне кажется, или вы боитесь темноты? – Да. Боюсь, – нехотя призналась Эри. И как только она это сказала, широкий коридор осветился как по мановению волшебной палочки – канделябры горели по обе стороны через каждые пару метров, а с высоких расписных потолков свисали большие хрустальные люстры, свет свечей в которых преломлялся в кристаллах, отбрасывая цветные блики. Девушка остановилась, изумленно уставившись на хозяина замка. – Вы меня уже видели, так что во мраке больше нет нужды, – пояснил он, щуря глаза. – Вы такая смелая, совсем не испугались меня. А темноты боитесь. Странно. – Ничего странного. Мне всю жизнь внушали страх перед этим местом. – Вы скоро привыкните. – Что вы имеете в виду? – озадаченно спросила девушка, но Рауль оставил этот вопрос без ответа. Они уже подошли к комнате, в которой Эрика очнулась. Волк приоткрыл перед ней створку высокой двери и сказал: – Если вы голодны или вам что-то нужно – стоит лишь пожелать. Доброй ночи! – он слегка поклонился и ушел так быстро, что Эри даже ничего не успела сказать в ответ.

пакостная Бетти: Очень хорошо получилось, Элинушка. У меня, кстати, мелькала мысль, что Рауль не "обычный" волк, а эдакая "помесь" волка и человека. И он не хотел напугать девушку, потому не показывался ей, как в "Аленьком цветочке", как и в моих интерпретациях. Только у тебя, я смотрю, он колебался недолго, а мои чудовища долго колеблются.

Ветер: по описанию напомнил вервольфа из "Ван Хеллсинг". И первое знакомство на удивление спокойное :)

Elina: Бетти, спасибо! Ну, диснеевский Бист ведь тоже не особо долго скрывался в тени =) Ветер, признаться, я какие только фильмы про оборотней не пересмотрела (разве что "Сумерки" в моем списке отсутствовали ), стараясь подобрать наиболее оптимальное описание. А про спокойное знакомство могу сказать, что на Эрику столько всего навалилось, что, наверное, у нее уже просто не осталось сил бояться героя из детской страшилки, которую мама рассказывала. К тому же, по записке Рауля и тому, что он притащил ее из леса в замок и при этом не съел, она вполне могла сделать вывод, что он ее не обидит.

Ветер: я какие только фильмы про оборотней не пересмотрела Ой да, знакомая ситуация, у меня тоже на дисках небольшая коллекция. Там смешной список "Оборотень. Оборотень в Париже. Сестра Оборотня. и т.д...." Я думаю, что диснеевский Бист предпочел бы остаться в тени, Белль сама попросила его - "выйдите на свет", и только потом дала согласие. В общем, ситуация типична :)

Elina: Ветер пишет: Оборотень. Оборотень в Париже. Сестра Оборотня. Вот эти фильмы пока не смотрела. А из тех, что видела, мне особо запомнились "Волк" 1994 года, с Джеком Николсоном и Мишель Пфайффер, "Человек-волк" 1941 года (конечно, спецэффекты на уровне тех лет) и его ремейк 2010 года (не люблю ужастики, но эта картина мне даже чем-то понравилась, к тому же, прекрасный актерский состав).

Ветер: Увы, 80 процентов всего промотренного откровенный мусор с заманчивой обложкой, сейчас я уже бросил это коллекционирование. Красивые зверолюди в кино это большая редкость ;).

Elina: Ветер, не могу не согласиться (касательно мусора, а не красоты зверолюдей). Мое мнение - с развитием всяческих компьютерных технологий, спецэффектов и грима облик оборотней в кино стал практически безупречен, как если бы снимали реальных ликантропов. А вот сюжет подобных картин, действительно, частенько оставляет желать лучшего. На кофейном столике возле камина все еще стояла тарелка с печеньем и шоколад. Все еще горячий. Эрика взяла в руки кружку и вдохнула аромат. – Если шоколад и правда поднимает настроение, то это именно то, что мне сейчас нужно, – пробормотала она, сделав глоток. Насыщенный вкус пощекотал ей язык и волной прошелся по всему телу, наполняя каждую его клеточку теплотой. Раньше Эрике довелось лишь однажды испробовать это лакомство, и она помнила, что та горькая жижа ей совершенно не понравилась. Ни в какое сравнение с тем чудесным напитком, который она пила сейчас. На кровати Эри нашла то, чего раньше не было – красивую ночную сорочку, белую, как снег, с ажурными кружевами. А еще на туалетном столике появилась мраморная чаша для умывания, фарфоровый кувшин с теплой водой, кусочек мыла, пахнущего вереском и самое мягкое и пушистое полотенце на свете. Так что девушка совершила все необходимые водные процедуры, причесала слегка спутавшиеся локоны, переоделась в ночную рубашку, повесив свое простенькое платье рядом с королевскими, и запрыгнула под одеяло. Иногда Эрика оставалась ночевать вместе с Розали, но даже ее роскошная кровать уступала этой в мягкости и великолепии. Но, тем не менее, уснуть девушка так и не смогла. До самого утра она думала о том, что с ней произошло, и реальность все больше казалась ей кошмарным сном. Однако Эрика была не единственной обитательницей замка Эзор, кто не сомкнул глаз до утра. Как только Рауль проводил ее в комнату, он тут же поспешил в библиотеку. – Проснись, Корвус! – сказал он, распахнув двери и принявшись метаться из угла в угол. – Ххх-крррр-ххх-кррр… – раздавалось откуда-то из глубины темного зала мерное похрапывание. – Корвус! – А! Крр… где… Ч-что такое?.. Очнулась? – Да. – О, а я уж было думал, что без поцелуя тут не обойтись… И что? – Это не она. По крайней мере, не похожа на нее, – Рауль наконец перестал ходить туда-сюда и сел в кресло. – И ты понял это по глазам? – Да, и не только. Она… другая. Рагана не может быть такой. – Хм… Интересно. Какой такой? – Такой… снисходительной. Она так на меня смотрела… С пониманием и сочувствием. – А что еще? Ты думаешь, эта ведьма не смогла бы подделать сострадательный взгляд? – Еще она боится темноты… А вот меня почти не испугалась, – Рауль улыбнулся (если только дружелюбный волчий оскал можно сравнить с улыбкой). – И она плакала. – О-о-у… – протянул волшебник. – Что "о-о-у"? – Я уже видел этот взгляд раньше. – О чем это ты? – У твоего отца был точно такой же, когда он только познакомился с твоей матерью. Ты влюбляешься, мальчик мой. – Что?! Не говори ерунды! Я ведь и видел-то ее всего пару раз. – Что ж, иногда вполне достаточно и одного. – Мне просто интересно, почему она не обратилась в тень. Как смогла?.. – Рауль вновь принялся измерять комнату шагами. – Порой загадка – это все, что нужно девушке, чтобы завладеть чьим-то умом и сердцем… – О, прошу, избавь меня от этой романтической белиберды! – Ладно-ладно. Только скажи, так какие же у нее глаза? – Красивые, – вздохнул принц, на что маг довольно захихикал. – Что и требовалось доказать! – восторжествовал Корвус. – Я… я хотел сказать карие! И добрые. Колдун ничего не ответил, давая Раулю осознать, что в этом риторическом споре он явно проиграл. – Твоя взяла, да, она мне понравилась, – сдался принц. – А что ты хочешь, я столько лет кроме тебя ни одной живой души не видел! – Быть может теперь, когда ты убедился, что сия особа – это не сменившая облик Рагана, ее пребывание здесь поможет тебе вновь воспрянуть духом? – Пока что меня оно лишь настораживает. – Ох, да брось, Рауль! В кои-то веки в нашей жизни что-то переменилось! Откуда ни возьмись появилась загадочная девушка, красавица к тому же… – Боюсь, Корвус, что ее сердце уже занято, – понуро вздохнул волк. – Она упомянула, что отправилась сюда за неким Фредериком. – Сказала, что он ее возлюбленный? – Нет, но… – Значит, не факт! – перебил волшебник. – Да и вообще, я вот к чему вел. Может, в том, что она не стала тенью, и кроется ключ к снятию проклятья? Мне уже не терпится с ней пообщаться! Ты же нас познакомишь? – Разумеется. Завтра. – Тогда, полагаю, сейчас самое время, чтобы отправиться спать, ты не находишь? – Да, конечно, Корвус. Доброй ночи! – Доброй ночи, мальчик мой! А, постой! Ты не сказал, как ее зовут. – Эрика. Ее зовут Эрика. Всю дорогу до спальни в голове Рауля эхом отзывалось это имя. А потом, когда он изо всех сил старался уснуть, в памяти всплывали ее образ, ее запах, ее голос, ее слова: "Пожалуйста, не оставляйте меня одну…", "Мне всю жизнь внушали страх перед этим местом…". – Старый облезлый попугай! – Рауль зло помянул мага, оказавшегося правым насчет зародившейся в его сердце симпатии. Сам не понимая, зачем, он встал с постели и направился к комнате Эрики. Остановился перед дверью, навострил уши. Он слышал, как Эри ворочается в постели, а потом его слух разобрал тихонькое всхлипывание. Он не нашел в себе силы постучать, но и уйти так и не смог, всю оставшуюся часть ночи просидев под этой дверью.

пакостная Бетти: Вон оно что - Рауль готов был принять Эрику за перевоплощённую Рагану... Как я чуть не приняла за неё королеву Фабиану... А вот сравнение с попугаем прикольно. Мне понравилось, как Рауль сравнил волшебника с попугаем, - Попка-дурак!

Elina: Внимание, спойлер! Он отнюдь не просто так сравнил его с попугаем... Чуть позже узнаете)

пакостная Бетти: Этот спойлер - я? Прости меня, Elina. Просто мне забавными показались слова "старый облезлый попугай". А подтекста я никакого не почувствовала: разве что Корвус повторяет, как попугай...

Elina: Аххаха))) Бетти, "спойлер" - это никак не оскорбление) Спойлер - это когда, например, в первый раз хочешь посмотреть какой-нибудь интересный фильм с непредсказуемой развязкой, а твой друг-пакостник как бы невзначай упоминает о том, что будет в конце, тем самым портя все впечатление от просмотра) Шикарный пример:

пакостная Бетти: Вон оно что... Заранее конец сообщила, как в этом комиксе... Значит, промолчу. Будем считать, что "попугай" меня просто позабавил, и всё. А заранее допытываться не буду.

Elina: Ну, это не конец, а просто прозрачный намек, так что даже и не спойлер в полной мере)

Elina: Эрика сидела, с ногами забравшись в кресло и укутавшись в плед, и смотрела в окно, за которым была самая темная ночь, какую только можно себе вообразить. Она привыкла вставать на заре, и, хоть и понимала, что в этом королевстве ей больше никогда не увидеть солнечный свет, все же невольно ждала, что небо вот-вот окрасится в светлые сумеречные оттенки. Но оно оставалось беспросветным. Эри не знала, который сейчас час, но решила, что, по-видимому, утро уже наступило. Умывшись и причесавшись, она вошла в гардеробную. Взяла одно платье, бархатное, насыщенно-синего цвета, с пышной юбкой и лифом, расшитым жемчугом и серебряными нитями, приложила к груди и взглянула в зеркало. – Что, Эри, из грязи в князи, м? – улыбнулась она, разговаривая с отражением. – Куда уж тебе… – вздохнула, вернув лазурное платье на место, и надела свое простенькое. Когда девушка вышла из комнаты в коридор, который вновь оказался освещен весьма скудно, она чуть было не вскрикнула от неожиданности, поскольку нос к носу столкнулась с хозяином замка. По всей видимости, для него это тоже стало сюрпризом, но спустя мгновение он опомнился и сказал: – Доброе утро! – Доброе. – Надеюсь, вам хорошо спалось? – в ответ Эрика лишь неуверенно кивнула, не желая открыто врать о своей бессоннице и беспокоясь, что свет зажегшихся свечей откроет тени, залегшие у нее под глазами. Хотя, Рауль и так знал, что она не сомкнула глаз, а свой вопрос задал просто из вежливости. – Я провожу вас в столовую. Они шли молча, каждый был погружен в свои мысли. Эрика гадала, что волк делал у ее дверей в столь ранний час и почему он выглядел таким всклокоченным? И, в конце концов, разве она не смогла бы рано или поздно сама отыскать столовую? Рауль корил себя за бездумность, размышляя о том, как неловко получилось, что они столкнулись прямо возле двери, а не, скажем, чуть дальше по коридору. Наконец, принц решился прервать тягостное молчание, спросив: – Неужели вам не понравилось ни одно платье? – Платье? – переспросила Эрика, очнувшись от размышлений. – Да, они все ваши. Разве ни одно не приглянулось? – Нет-нет, что вы, – девушка смутилась. – Они просто роскошные. Очень красивые. – Так почему же вы остановили свой выбор на этом наряде? – Рауль чувствовал себя несколько оскорбленным. – Все те одежды слишком шикарны для простой девушки вроде меня, – ответила Эри, помолчав. – Вы отнюдь не так просты, как о себе думаете. Считайте себя полноправной хозяйкой этого замка. И в другой раз не робейте. Эри раскрыла было рот, чтоб что-то ответить (хотя, сама еще не придумала, что), но Рауль своим быстрым шагом ушел вперед, остановившись возле высокой двустворчатой двери с резьбой, изображающей виноградные лозы. Приоткрыв ее перед девушкой, он сказал: – Стол уже накрыт. Я буду ждать вас в библиотеке – дальше по коридору и направо. Уверен, вы не пропустите. – Вы разве не составите мне компанию? – спросила Эри, войдя в комнату. – Боюсь, мои волчьи манеры могут отбить у вас аппетит, – Рауль поклонился, быстро закрыв за собой дверь и вновь не дав Эрике шанса сказать хоть что-либо. Надо отметить, что эта его привычка оставлять последнее слово за собой подобным образом начинала раздражать девушку, поскольку уже не первый раз волк ставил ее тем самым в крайне неловкое положение. Но она извиняла его, учитывая очевидно трагичные обстоятельства, в которых он оказался. Полное одиночество любого весельчака может сделать нелюдимым дикарем… Столовая оказалась огромной залой с высоким сводчатым потолком и громадным камином, чей жар способен был отопить все это величественное помещение даже в самый лютый мороз. Вдоль комнаты стоял длинный массивный стол, за которым могли уместиться, пожалуй, порядка полусотни человек. Дальний его конец укрывала белоснежная скатерть, уставленная ломящейся от яств посудой. Эрика села, кое-как отодвинув тяжелый стул, и приступила к трапезе, с легкой паникой оглядев батальон окружавших ее ложек, вилок и ножей. Девушка была сама удивлена, сколь сильно проголодалась. К тому же, ее завтрак оказался очень вкусным, а обилие блюд просто поражало – на столе чего только не было: и запеченное мясо, и жаркое, и какие-то супы, выпечка и фрукты, которым она даже не знала названия. Невольно в голове у нее пронеслась мысль, а что, если Рауль собирается откормить ее, а потом сожрать, как волк из страшной детской сказки, что рассказывала мама? Но Эри тут же отмела эти размышления, как совершенно бредовые. Итак, Эрика наелась досыта, умудрившись ограничиться лишь яичницей с парой кусочков хрустящего бекона, теплой булочкой с нежным маслом и кружкой чая, благоухающего травами. А закончив с едой, девушка в течение нескольких минут безуспешно пыталась отворить тяжеленную дверь, что удалось ей только тогда, когда она навалилась на нее всем своим малым весом. – Фуф, ну надо же! – сказала она самой себе, даже не думая о том, чтобы вновь закрыть створку. – А этот волк настоящий силач… Хорошо, что в мою комнату попасть куда проще.

пакостная Бетти: Elina, точно-преточно - кукла-ведьма в шапке с рогами это самая что ни на есть настоящая Малефисента! Эти куклы-прелестницы из замка Юссе дают мне смелости(плюс я в подразделе "Фанарт" в "Гильдии творцов" форума начала наконец размещать свои рисунки) разместить здесь свои пробные картинки к "Трём Толстякам" Юрия Карловича Олеши. За образец Суок я взяла свою куколку Синди, которая у меня когда-то была (правда, пришлось с двух похожих кукол + по памяти её компановать, так как фотографии Синди точь-в-точь как моя нет в интернете). http://pakostnayabetty.gallery.ru/watch?a=bWma-nBut Как и тексты, я рисунки не присылала раньше, боясь не просто критики - запрета, связанного с критикой. Что мне запретят недокрашивать. А я не собираюсь от этого своего стиля отказываться - другое дело, что его надо совершенствовать, а отказываться - ни-ни! Во-первых, это как в книгах моего детства (я об этом также написала в "Гильдии творцов" - в "Фанарте" на нашем форуме); во-вторых, мне так легче - с полным фоном у меня неважно: http://pakostnayabetty.gallery.ru/watch?a=bWma-nzV1 .Материалы: в первом случае гелевые и капиллярная ручки, во втором - цветные карандаши.

пакостная Бетти: http://s43.radikal.ru/i101/1511/55/afddcd87a82b.jpg Я эту картинку прислала на всякий случай - вдруг кто ещё не видел? Хотя Elina, наверное, видела. Но я не могу знать этого заранее. А в "Берте Муррее" я внесла некоторые поправки в последние главки: сократила и без того суровые ихние подробности, сделала так, что подробности о том, как генерал сына "чудовищем, из-за которого он на посмешище" называл - газетные сообщения, а не слова самой Хармони.

Elina: Бетти, я думаю, запрещать кому-либо творить так, как ему нравится - просто глупо! Наверное, это вправе сделать только учитель, у которого этот человек сам решил набраться опыта. И не в форме запрета, а в форме совета. Помню, я как-то сама попросила совета по тому, как лучше писать, у одной маститой писательницы (набралась наглости, называется, у нее несколько книг-бестселлеров, а я на тот момент еще в школе училась, вроде бы). В общем, она меня раскритиковала в пух и прах, я дико расстроилась. Зареклась вывешивать свои почеркушки в интернете, а потом осмыслила ее слова и вняла советам. Как результат, оглядываясь сейчас на свои старые работы, я понимаю, что стала писать гораздо лучше. Но это так, лирическое отступление на тему конструктивной критики))) Кстати, картинку эту я видела, а с ней и множество других. К сожалению, такого арта на тему девушка+волк, который бы мне понравился, довольно мало. Постоянно жалею, что сама как художница - не ахти. Да, вы, ребят, уж извините, что я стала так редко появляться. У меня новая работа, которая теперь отнимает практически все время. Радует, что, по сравнению с прежней, она мне ужасно нравится))) По возможности буду сюда заглядывать. И, конечно же, закидывать новые кусочки из "Королевства теней"

Elina: Рауль оказался прав – Эрика сразу же узнала дверь, ведущую в библиотеку. Широкие створки из потемневшего от времени дуба украшала причудливая резьба, изображающая расправляющего свои крылья филина. В клюве птица держала ленту со словами на неизвестном девушке языке: "Hic mortui vivunt, hic muti loquuntur"4. Поразмыслив над тем, что же они могли значить, Эри повернула бронзовую ручку. На ее счастье, эта дверь оказалась не такой тяжелой, хоть и выглядела столь же массивно, как ее сестра, охраняющая вход в столовую. В комнате царил полумрак и слышались чьи-то голоса, Эрика кашлянула, чтоб привлечь к себе внимание. Почти сразу же зажглись несколько люстр, и библиотека предстала во всем своем великолепии. Стеллажи с книгами, украшенные затейливыми узорами, вздымались к потолку, а хоры, на которые вела широкая винтовая лестница, отгораживала изящная кованая решетка. В дальнем конце залы горел высокий камин из золотисто-коричневого мрамора с высеченными по обе его стороны грифонами. Рядом друг напротив друга стояли две софы, обитые зеленым бархатом. Еще Эри заметила в книгохранилище уютные кресла, шахматный столик, большой глобус и висящую рядом с ним на стене карту, различные вазы и изысканные скульптуры и несколько столов, заваленных книгами, свитками и манускриптами, стеклянными колбами, склянками и самой разнообразной алхимической атрибутикой. Кое-где стены украшали гобелены и картины со сценами из жизни монархов и придворного люда. Из глубин библиотеки навстречу девушке вышел Рауль, и Эрика невольно спросила себя – а тот ли это волк, что совсем недавно провожал ее в столовую? Хозяин замка преобразился. Если до этого Эри видела его в одних лишь кюлотах (чем он ее, надо отметить, несколько смущал), то сейчас его костюм дополнился белоснежной рубашкой с воротником-стойкой, желтым шелковым жилетом и фраком из зеленого сукна с золотой оторочкой. В общем, Рауль был одет со всей строгостью придворного этикета, если не считать отсутствие чулок и обуви. И хоть одежда и выглядела довольно старомодно, это нисколько не умаляло благородный вид волка. – Идемте, я хочу вас кое с кем познакомить. Эрику несколько настораживала немногословность Рауля, но она послушно пошла за ним и возле высокого темного окна увидела черного ворона. Птица сидела на довольно странном насесте, больше напоминавшем увенчанную небольшим хрустальным шариком длинную витиеватую корягу, оплетенную тонкими золотыми кровеносными сосудами, по которым как будто текло янтарное сияние. Ворон был прямо-таки великаном, куда крупнее своих сородичей и, казалось, что он внимательно изучает Эри. – Позвольте представить, – начал волк. – Это мой старый друг и наставник, мастер Корвус Альфред Краз Ван-дер-Фиах Альгорабский, придворный чародей Нармонвальда, Заклинатель Четвертого Ранга, Кавалер… – Ох, Рауль, да оставь ты весь этот пафос! – нетерпеливо воскликнул ворон, закатив глаза. – Мои титулы и звания можно битый час перечислять. Сомневаюсь, что ты их все помнишь – я и сам уже добрую половину позабыл. Дорогая, можете звать меня просто Корвус, – он учтиво поклонился, сделав крыльями изящный жест. – Ааээээ… – только и смогла протянуть Эрика, растерянно хлопая глазами. Однако волшебника ее шок ни капельки не смутил, и он задорно продолжил: – А мы раньше не встречались? – взмах крылом и с ближайшего стола взлетело и мягко приземлилось аккурат на клюв магу маленькое пенсне в золотой оправе. – Клянусь жемчужиной двойной трансмутации5, я вас уже где-то видел! – Я бы такое запомнила, – Эри наконец обрела дар речи. – Боюсь, Корвус, ты ошибаешься, – встрял Рауль. – Наша гостья еще слишком молода, что исключает возможность ее встречи с тобой до наложения проклятья Теней. Кстати говоря, Эрика, кроме вас и меня Корвус единственный, кого это проклятье не коснулось. – Ну, с этим можно поспорить, – заявил ворон. – Оно коснулось и меня, и тебя, просто участь у нас не такая, как у остальных. А вот вы, барышня, действительно одна в своем роде, и для меня это настоящая тайна. – Я думала о том, что, возможно, ее разгадка поможет найти иной способ снять чары… – робко сказала девушка. – И я абсолютно такого же мнения! – щелкнул клювом Корвус. – Поэтому, милая, нам с вами предстоит долгая беседа. 4 "Здесь мертвые живут, здесь немые говорят" (лат.) 5 Магический артефакт, описанный Людвигом Иоганном Тиком в "Достопамятном жизнеописании Его величества Абрагама Тонелли", 1798 г.

пакостная Бетти: Точь-в-точь, Корвус - ворон, как латинское научное название этой птицы! А я и забыла... Но не забыла, что вороны умеют повторять слова и звуки и считать до 6 не хуже попугаев. Красиво звучит: двери - сёстры. А я вспоминаю две берёзы, на которые в детстве столько раз смотрела, и их иногда зову сёстрами: более высокая и аккуратная берёза - старшая сестра, а берёза пониже "на голову" (по древесным меркам) с растрёпанной кроной - младшая сестра, соответственно.

пакостная Бетти: Я, кстати, пыталась найти картинку, где Бист в камзоле имеет вид волка, а Белль в точности Диснеевская, только упрощённая. Но вместо неё мне попалась WolfPearl.

Elina: Да, вороны - птицы-пересмешники. Всегда хотела иметь ворона, но пока ограничиваюсь неговорящим попугаем-кореллой, который умеет куковать, как кукушка)) Кстати, над именем Корвуса я довольно долго ломала голову. Наверное, Ветру это очень не понравится, но имя просто сплошь говорящее Корвус - "ворон" на латыни. Альфред - в честь Хичкока. Краз - звезда бета-величены в созвездии Ворона. Фиах - старинное гаэльское имя, угадайте, что означает)) Альгораб - тоже звезда, в том же созвездии, от арабского "аль-гураб" (что это значит даже говорить не надо). Вот так вот =))

Elina: Добрую половину дня Эрика провела в библиотеке, разговаривая с Корвусом. Рауль же просто сидел на софе возле камина, увлеченно что-то читая. Хотя, на самом деле, он лишь делал вид, что внимательно изучает текст книги, время от времени переворачивая листы своими когтистыми и узловатыми пальцами. На самом деле, он ловил каждое слово, произносимое его гостьей, и изредка позволял себе взглянуть на нее поверх страниц. Эрика поведала Корвусу свою печальную историю, а он рассказал ей, как когда-то был человеком, а всех его знаний и колдовских способностей оказалось недостаточно, чтобы даже от себя самого отразить проклятье в полной мере. – Я превратился в жалкую птицу, а мой посох стал мне насестом, – сетовал чародей. – Хотя, свои преимущества, типа умения летать, в этом все же есть. Но, святые небеса, как же я скучаю по возможности хотя бы просто почесать свой нос! Эрику забавлял этот ворчливый ворон. Она улыбнулась и, чуть поколебавшись, слегка поскребла его серый клюв, отчего маг просто растаял. – А что Рауль? – спросила Эри почти шепотом, не желая, чтобы принц услышал, однако, совсем забыв о его зверином слухе. – А что Рауль? – переспросил волшебник. – Ну… он тоже был человеком? – Вы очень проницательны, – мрачно сказал внезапно возникший рядом волк. Эрика была готова провалиться сквозь землю со стыда, но потом вдруг поняла, что Рауля ее любопытство не оскорбило. – Вы проголодались? Я мог бы рассказать вам свою историю за обедом. К повествованию Рауль приступил по пути в столовую. – Думаю, начать следует с той, кто повинен во всех бедах. Ее зовут Рагана. Корвус узнал из летописей, что лет триста назад она, как и он сейчас, была придворной волшебницей. Но попыталась отравить королеву, чтобы занять ее место. Естественно, моему предку королю это не понравилось. Он хотел отправить ее на костер, но сбежать для Раганы особого труда не составляет. – Так вы… королевских кровей? – прервала его несколько удивленная такой новостью Эри. Конечно, это было вполне логично, но до сей минуты в голову девушке почему-то невольно лезли самые мрачные предположения относительно того, как волк стал хозяином огромного замка. – Да, я наследный принц Нармонвальда. И, увы, в какой-то мере это явилось причиной всех бед, обрушившихся на королевство. Перед тем, как сбежать, Рагана поклялась моему прадеду, что когда-нибудь женит на себе его потомка, станет законной правительницей, а в жилах его наследников будет течь и ее кровь. Как впоследствии рассказал мне Корвус, она и на моего отца имела виды, но он дал ей отпор. А вот моего отказа она уже не стерпела. – Три сотни лет… – задумчиво проговорила Эри. – Поражаюсь ее терпению. Так долго добиваться своего… – Все относительно. Вполне вероятно, что для Раганы это не так уж много. Для нее десятилетие пролетает как один день. Они подошли к столовой и Эрика про себя восхитилась, с какой легкостью и непринужденностью Рауль настежь распахнул эту тяжеленную дверь. На столе все еще стоял никем не убранный завтрак Эри. – Итак, что бы вы хотели отведать? – спросил волк, невероятно озадачив девушку. Видя, что она затрудняется с ответом, он сказал: – Ладно, пусть будет сюрприз. И в ту же секунду все блюда, что были на столе, вдруг окутались густым фиолетовым туманом, а когда он рассеялся, на их месте стояли новые. – Вы что, тоже волшебник?! – изумилась Эри. – Нет, я простой смертный. Хотя, Корвус и обучил меня азам колдовской науки. Но это все магия замка, – он взмахнул рукой, и тяжелый стул во главе стола, на котором Эрика сидела за завтраком, сам отодвинулся. – Рагана зачаровала это место так, что любая прихоть здесь исполняется. Мне казалось, я уже говорил вам, если что-то нужно – только пожелайте. – Просто я не привыкла отдавать приказания, – засмущалась Эрика. За обедом Рауль сидел рядом с Эри, но ничего не ел, а вот ее тарелки наполнялись сами собой – как будто невидимый слуга стоял рядом и выкладывал на них разные вкусности. Девушке было крайне неловко, что она кушает, а ее собеседник сидит голодом, лишь бы не смутить ее своими манерами, но она радовалась, что в этот раз он хотя бы не оставил ее одну. – Рагана заколдовала замок, стремясь дать мне понять, что счастье заключается лишь в том, чтобы исполнялись все материальные желания. Она лишила меня человеческого общения, но сделала безмерно богатым и ни в чем не нуждающимся, пытаясь изменить мои убеждения относительно самого понятия счастья и в надежде, что я женюсь на ней. – Я не понимаю… – сказала Эри, задумавшись. – Почему тогда она не воспользовалась своей магией? Я слышала, что существуют любовные зелья… – Не тот случай. Действительно, есть самые разные зелья и чары, способные вызвать сердечную тоску, заставить думать о ком-то, проникнуться к нему симпатией. Но ни одному алхимику не под силу создать напиток, который зажжет в сердце настоящую любовь. Да Рагане это и не нужно. Кроме того, как выяснилось, по какой-то причине она не в состоянии проникнуть в разум кого-либо из королевской семьи, или подчинить себе их волю. Поэтому-то она и прибегла к такому изощренному способу… – Сделав вас волком? – О, это произошло не сразу. Еще лет семь после наложения проклятья я оставался человеком. Рагана появлялась в замке каждый декабрь6, в полнолуние. Повторяла свое предложение жениться на ней в обмен на помощь в завоевании всего остального мира. Каждый раз я отказывался, но однажды мое терпение лопнуло. Я помню тот день в мельчайших подробностях. Я знал, что она появится и подготовился к ее приходу, достал особое оружие – ее подарок… Серебряный кинжал, обладающий кое-какими магическими свойствами. Я попытался убить Рагану, наивно полагая, что это разрушит чары. Но мне удалось лишь слегка ее оцарапать. Она рассмеялась мне в лицо, сказав, что даже если бы я смог лишить ее жизни, это не рассеяло бы проклятье, а наоборот, сделало его необратимым. Я сильно разозлил ее, она заявила, что больше не придет, пока я сам ее не позову – с помощью того же кинжала. И когда это случится, я буду умалять ее стать моей женой. А покуда я так не поступлю, быть мне настоящим одиноким волком. И с этими словами она превратила меня в зверя. Эрика слушала этот рассказ, затаив дыхание от страха. Рауль не казался ей тем, кто способен на хладнокровное убийство, но сейчас он выглядел зловеще и дико. Его зрачки расширились настолько, что глаза казались почти черными, с тоненькой изумрудной окантовкой. Острые белые клыки обнажились в зверином оскале. Эри буквально кожей чувствовала исходивший от него гнев и боялась пошевелиться. Но спустя мгновение Рауль, видимо, заметил ее испуг и взял себя в руки, виновато потупив взгляд. – Я думала, Рагана хочет просто стать королевой Нармонвальда, но вы говорили что-то о завоевании всего мира? – наконец спросила Эри, проглотив ком в горле. – Да… Она не такая всемогущая, как может показаться на первый взгляд. По неясной причине ее магия действует только в пределах этого королевства. Но она жаждет власти и над всеми остальными. – Она хочет расширить границы, – догадалась Эрика. – И именно поэтому мечтает вступить со мной в брак. Это не цель, а лишь средство ее достижения. – Тогда вы были правы: к этому способу снять проклятье лучше не прибегать. Мы найдем другой! – уверенно заявила девушка, кладя приборы на опустевшую тарелку. – Я ищу его уже больше полувека, – вздохнул Рауль, вставая из-за стола. – Да, но ведь теперь у вас есть я, – улыбнулась Эри, последовав его примеру. – Ну так что, в библиотеку? – Вам так не терпится приступить к поискам? – Но ведь под чарами оказались мои близкие! Возможно, у мастера Корвуса уже появились какие-нибудь мысли. А если даже и нет, то… – девушка замялась, но затем смущенно продолжила. – То я бы смогла заглянуть в одну книгу, которую заприметила… – Вот как? – Рауль улыбнулся ее мотивам. – Да, – Эри пожала плечами, слегка покраснев. – Всегда любила читать, да только возможность выпадала нечасто. Мне даже запретили прибираться в библиотеке короля Одрика, потому что тогда я исчезала на весь оставшийся день. – А можно узнать, что именно вам так приглянулось? – спросил волк. – "Рассказы о приключениях сэра Торвальда Рейтенфельса". Она на виду лежала, а я просто обожаю приключенческую литературу! – Вот так совпадение! – воскликнул Рауль, позабыв о присущей принцу сдержанности, но тут же взял себя в руки и продолжил уже бесстрастно. – Я тоже. К тому же, эта книга – одна из моих любимейших. – Она была в библиотеке замка, где я жила, но мне так и не довелось ее прочитать. – Что ж, теперь у вас будет предостаточно времени для этого занятия… – Что вы хотите этим сказать? – озадачилась Эри. Волк глубоко вздохнул и как будто прикидывал, стоит ли ему отвечать на этот вопрос. Наконец, он не выдержал испытующего взгляда собеседницы. – Вы уж не обессудьте, но я с трудом могу разделить вашу уверенность в положительном исходе событий. Слишком много лет я разочаровывался и теперь смотрю на ситуацию трезво. Я слышал историю, которую вы рассказали Корвусу, и знаю, что в лесу вы потеряли дорогих вам людей. Но я не хочу вселять в ваше сердце ложную надежду на их спасение. Чем скорее вы смиритесь, тем будет лучше для вас. Каждое слово Рауля как ножом резало Эрику по сердцу. Он видел, что ей больно, что на ее глаза наворачиваются слезы, но знал, что рано или поздно ему бы пришлось сказать ей эту горькую правду. – Прошу меня… извинить… Я… хотела бы… побыть одна… – с трудом выговорила Эри, изо всех сил стараясь не расплакаться, что у нее, впрочем, получалось плохо. Не желая показывать Раулю свои слезы, она собиралась побыстрее сбежать из обеденного зала, но чертова тяжелая дверь и не думала открываться. Эрика отчаянно и безуспешно толкала ее, но быстро сдалась, лишь ударила ни в чем неповинную створку кулаком, прислонилась к ней лбом и обреченно разрыдалась. Рауль на ватных ногах подошел к девушке и легко отворил непослушную дверь. Эри тут же юркнула в проход и побежала подальше от столовой. – Простите, – почти неслышно сказал волк ей вслед, чувствуя себя настоящим чудовищем... 6 В некоторых традициях существуют названия декабря, которые буквально переводятся как "волчий месяц". Например, у славян – "влченец", чехов – "vlčí mĕsíc", латышей – "wilku mēhnesis", на старинном немецком языке – "wolfmanêt", на сорабском – "welcɀe mesɀactɀwo".

Elina: – Ну наконец-то вы соизволили вернуться! – воскликнул Корвус, завидев Рауля, который после столь неудачно завершившегося разговора с Эри еще долго бесцельно слонялся по замку, не в силах найти себе место. – А где Эрика? – Она… – принц слегка замялся. – Она у себя. – Так. Что произошло? – сурово изрек волшебник. – Ты о чем? – как ни в чем не бывало ответил волк, нарочито беспечно плюхнувшись в кресло и пряча глаза в первой подвернувшейся книге. – Мальчик мой, я тебя знаю, как облупленного. Если ты отводишь взгляд, тут что-то нечисто. – Эх… я ее сильно огорчил, – признал Рауль, поняв, что отнекиваться бесполезно. – Сказал то, что говорить, вероятно, не должен был. – Дай-ка угадаю. Что она останется в этом пустом замке на веки вечные и никогда больше не увидит своих любимых и свет солнца? – Да, примерно так, но только без присущего тебе сарказма… И почему я не слышу обилия упреков в свой адрес? – А смысл мне сотрясать воздух, если ты и так знаешь, что был неправ? – Прав, неправ, да какая теперь разница! – принц принялся измерять комнату своими широкими шагами. – Если я уже умудрился довести ее до слез. При этих словах маг застонал как от зубной боли. – Как я погляжу, исправлять сложившуюся ситуацию ты не намерен? – Корвус, да я горы готов свернуть, лишь бы она больше никогда не плакала. Но ты ведь понимаешь, что… – Да сдались ей твои горы, ты начни с малого! – перебил ворон. – Прояви немного внимания, заботы. В конце концов, хотя бы извинись за свои слова, утешь девушку! Только представь, каково ей сейчас! Нельзя оставлять Эрику одну, мало ли, что ей взбредет в голову и что она с горя захочет сделать. Например… даже не знаю… – Сбежать, – мрачно подсказал Рауль. – Да, сбежать! Сбежать? – воскликнул и тут же переспросил волшебник. – Да нет, что за чушь! С чего ты взял? – Посмотрел в окно, – буркнул волк, поспешно удаляясь из библиотеки. А за окном, во мраке лесной глуши, виднелся крошечный огонечек света… Эрика продиралась сквозь туманную и неприветливую чащу, освещая себе путь тусклой масляной лампой и оставляя найденным в замке маленьким ножом для фруктов отметки на деревьях. Мороз пробирал до костей, сухие ветки цеплялись за одежду, а тьма была такой непроглядной, что не было видно ничего дальше вытянутой руки. Но она все шла вперед, подальше от замка, подстегиваемая отчаянием вперемешку со злостью. – Роооззииии! Фредериииик! – надсаживала она горло, но ответом ей была лишь зловещая тишина. – Я все равно вас найду, я обещаю. Даже если вы и в правду под заклятьем, найду! И плевать мне, что говорит какой-то там волк! – бормотала она про себя, вытирая слезы и кутаясь в накидку. Однако, спустя какое-то время, когда силы почти ее покинули, надежда Эрики на то, что она сможет отыскать брата и подругу в этом лесу, тоже стала угасать. И, более того, девушка понемногу начинала паниковать, поскольку не могла найти ни одного помеченного ею дерева. Лишь на одном скрюченном стволе она обнаружила четыре глубокие отметины, как будто от когтей животного... Проведя пальцами по бороздам, Эри поняла – Рауль тоже был в этой части леса и так же, как и она, делал отметки, чтобы разыскать обратную дорогу. Только вот у него это получилось, а она вдруг осознала, что уже не сможет вернуться в замок. Она оказалась совершенно одна среди абсолютно бесконечной темноты и холода… – Фреееед! Розалииии! – безнадежно позвала она в последний раз и почти шепотом добавила: – Рауль… А Рауль шел следом за Эрикой, ведомый светом ее лампы. Его страшно рассердила неосмотрительная глупость девушки, и он ворчал, рассуждая, какая она легкомысленная и упрямая, напрочь позабыв о том, что не скажи он ей тех жестоких слов, все было бы иначе. Постепенно свет становился ярче и ближе, а вместе с тем росли тревоги принца – ведь огонек не колебался, не дрожал, а значит, Эри не перемещалась, да и звериный слух Рауля не мог различить ни единого шороха. Волк сорвался на бег и через некоторое время нагнал девушку. Первое, что бросилось ему в глаза – это лампа, сиротливо стоявшая на покрытой пожухлой листвой земле. А вот Эрику он разглядел не сразу – она сидела под деревом, поджав колени и спрятав лицо. Принц замер, не зная, что делать дальше, но только он решился подойти к ней поближе и проверить, как она, Эри тотчас подняла блестящие от слез глаза. И вдруг, совершенно неожиданно, она бросилась к нему и обвила руками его шею. Вся сердитость волка мгновенно улетучилась вместе с его волнениями. – Рауль! Вы нашли меня! Простите, это было так глупо, мне не следовало… – Нет! – прервал ее несколько ошарашенный принц. – Это я прошу прощенья. Я не должен был говорить все те ужасные слова, лишать тебя надежды, даже если сам уже давно ее потерял. – Спасибо, что не бросили меня, – ответила Эри, помолчав. – Я бы никогда так не поступил, – Рауль обнял уткнувшуюся в его грудь девушку за талию. – Ты дрожишь. Давай-ка поспешим обратно в Эзор. – Боюсь, я выбилась из сил… – Эри вновь села на землю. – Мне думалось, я давно уже должна была добраться до границы с Луром. На карте в библиотеке замок был почти на окраине… – Это только кажется, что он недалеко от рубежей. Ты едва ли прошла четверть пути. К тому же, из этого леса не сбежать. Как бы далеко ты не забрела, он не закончится, а наоборот, будет становиться лишь более густым и мрачным. Я сам не раз пытался… Ну же, вставай с земли, а то простудишься. Пойдем не торопясь, – Рауль протянул Эри руку, изо всех сил стараясь проявить участие и не расстраивать ее еще сильнее. Она вздохнула и поднялась, принимая его помощь, прихватила лампу и спросила: – А ваш фонарь где? – Он мне не нужен, я хорошо вижу в темноте. Нам в ту сторону.

пакостная Бетти: Я правильно, в конце концов, поняла: Рагана хочет завоевать весь мир. То, что если убить злую волшебницу, проклятие станет необратимым, напоминает мне переложение "Лебединого озера" для детей - когда Зигфрид в нём хотел убить Ротбарта-филина из лука, но Одетта сказала, что этого делать нельзя: в таком случае проклятие станет необратимым и она и её фрейлины навсегда останутся лебедями.

Elina: Да, это и есть те амбиции, о которых я говорила. Бетти, а что это за переложение? Как детский вариант я знакома только с мультфильмом "Принцесса-лебедь".

пакостная Бетти: Это книжка, которую я когда-то переводила и должна найти черновик, чтобы набрать его (если только я его прежде не выбросила). Из мульт-переложений, кроме "Принцессы-лебеди", я знаю ещё "Барби и Лебединое озеро" и японский аниме-фильм "Лебединое озеро" 70-х годов.

Elina: Ууф, эту бесконечную серию мультов про Барби не смотрю принципиально)) Кстати, бесчисленные продолжения "Принцессы-лебедя" тоже не вызывают восторга. Достаточно один лишь трейлер посмотреть, чтобы понять, какой это мусор. Типичный пример того, что лучше меньше, да лучше.

пакостная Бетти: Я тоже не смотрю всю серию мультов про Барби. Мне хватает трёх (да и с теми я большущий перерыв сделала) - "Лебединое озеро", "Рапунцель" и "Щелкунчик". Это, кстати, были первые 3д-мультфильмы, которые мне понравились ("Щелкунчик" в меньшей степени). Продолжения "Принцессы-лебедя" мне также совершенно не понравились. Совсем не то, глупости в томате! Лучше всего именно первая серия, основанная непосредственно на сказке (только крокодилы смущали, неуместными казались).

Elina: Это который "Щелкунчик"? Насколько я помню, российско-немецкий 2004 года (мой любимый) не был снят в 3D. А мне кажется, крокодилы были вполне уместны. По крайней мере, это была весомая причина не соваться в ров))

пакостная Бетти: Elina пишет: Это который "Щелкунчик''? "Щелкунчик" из серии о Барби. Это я перечислила единственные три Барби-серии, которые смотрела: про Щелкунчика, Рапунцель и Лебединое озеро. "Щелкунчик" 2004 - тот, где действие в Петербурге?

Elina: пакостная Бетти пишет: "Щелкунчик" 2004 - тот, где действие в Петербурге? Да, тот самый. Я стараюсь его каждый год пересматривать на новогодние праздники. Единственное, что мне не нравится в нем - озвучка некоторых персонажей, в частности, Маши и Щелкунчика. Мне их интонации кажутся несколько наигранными и неестественными. Вообще, для меня озвучка всегда имеет колоссальное значение. Мой папа даже говорит, что я помешана на голосах некоторых российских актеров дубляжа, таких, как, например, Прозоровский (он у меня стоит на мысленном пьедестале, выше всех), Зайцев, Рязанцев, Исаев, Рахленко, Кузнецов... Все, понесло меня =) Кстати, именно из-за озвучки я перестала смотреть BatB (да и ряд других мультфильмов, таких, как та же "Принцесса-лебедь", "Корпорация монстров" или "Новые похождения императора") на русском языке, почти всегда смотрю в оригинале. "Принцессу-лебедь" на русском, на мой взгляд, смотреть вообще невозможно - от вокала главной героини уши просто сворачиваются в трубочку! В то время, как в оригинале испытываешь настоящее эстетическое удовольствие.

пакостная Бетти: Ну, уши у меня в трубочку не сворачиваются, так скажем (видно, у меня они сворачиваются в трубочку только тогда, когда один мужик за всех "генералов" и "генеральш" говорит), а всё же я попробовала сейчас скачать два экземпляра "Принцессы-лебеди" отдельно на английском и с субтитрами, надеясь эти субтитры потом вшить VirtualDub'ом. "Новые похождения императора" я не смотрела - я и первые-то не посмотрела полностью, зато книжку по ним читала. А вот "Корпорация монстров" у меня есть с субтитрами.

пакостная Бетти: А "Странные чары" я скачала с Рутрекера (успела, пока недавно торренты не сделали "магнитными") вначале в русской озвучке. Не ахти (правда, я пока только самое начало мульта посмотрела), но мне уже кажется благом, что за мужчину (рассказчика) мужчина говорит, за женщину (фею) - женщина, а песни никто не перекрикивает (не как на пиратских кассетах, где проклятые пираты не дают песни слушать). Но вот открываю и другой, почти одновременно скачанный торрент со "Странными чарами" - торрент с субтитрами.

Ветер: Elina, поздравляю с новой работой! Продолжение мне очень нравится, особенно описание библиотеки. Полагаю, я просто очень люблю уютные, камерные и безлюдные локации со множеством деталей (когда играю в хорошо нарисованные видеоигры, это тоже ощущается).

Elina: Бетти, а не проще ли будет смотреть фильмы онлайн, не скачивая? У нас, в Казахстане, уже, наверное, никто не качает с торрентов. Под "Новыми похождениями императора" я имела в виду первый фильм, сорри. Про "Странные чары" могу сказать, что в русской озвучке они мне понравились горааааздо больше, нежели в оригинале. Во всяком случае, на боксерском ринге в моей голове Станислав Концевич отправляет Алана Камминга в глубокий нокаут в первом же раунде =))) Ветер, большое спасибо! И за поздравление, и за то, что понравилось) Буду стараться и дальше радовать локациями и сюжетом)

пакостная Бетти: Нет, Elina, фильмы онлайн я не буду смотреть. Разве что короткие советские мультики на Ютубе. Меня больше устраивает скачать фильм и записать на диск, желательно в формате avi, дабы и на DVD можно было бы посмотреть. К тому же скачанный фильм уже твой, а на сайте показ онлайн и запретить могут, и сам сайт может закрыться - мало ли какие проблемы могут появиться...

Ветер: Я теперь скачиваю и записываю только то, что реально понравилось и запомнилось.

Elina: Ну, тут уж каждый выбирает, что ему ближе. Я вот никогда фильмы не качаю. Было время, отец скачивал с торрентов все, что плохо лежало =) Для меня этот период характеризовался сильными нервными срывами ввиду ужасно медленной скорости интернета. С тех пор я ненавижу торренты!))) А источников в интернете множество. Закроют один сайт - можно посмотреть на другом.

Elina: Обратный путь в замок занял у волка и девушки довольно много времени. Спустя лишь пару минут Рауль убедился – Эрика действительно сбилась с ног, да к тому же еще и прихрамывает, так что он без раздумий подхватил ее на руки, не обращая внимания на возражения. Эри было страшно совестно, что она причиняет принцу столько неудобств, и она бранила себя за это на чем свет стоит. Но, тем не менее, спустя полчаса, будучи измотанной и разбитой (как физически, так и морально), она задремала в теплых объятиях волка, чувствуя себя в полной безопасности. Очнулась ото сна Эри лишь когда ощутила, что кто-то снимает с ее ноги успевшую натереть туфлю. – Рауль?.. Ч-что вы делаете? Не нужно, я сама! – сказала она, приподнявшись на локтях. Осмотревшись, Эрика поняла, что лежит на постели в той же комнате, в которой очнулась прошлой ночью. – Мы что, уже вернулись в Эзор? – Как видишь, – лаконично ответил волк, стоявший рядом. – Я видно задремала, – девушка села и сняла вторую туфлю. – Задремала – это еще мягко сказано, – улыбнулся принц. – Твой сон был весьма крепок. – Я не спала всю прошлую ночь, – Эри смутилась и раскрыла карты. – Видимо, поэтому… Простите, я доставила вам столько хлопот… – Не извиняйся, это были приятные хлопоты. Я уже давно был лишен удовольствия заботиться о ком-либо. Старый ворчун Корвус не в счет, он слишком горделив… Что ж. Ты, должно быть, голодна? – Это странно, но нет. Гораздо сильнее я хочу спать. В таком случае, тебе нужно как следует отдохнуть, – сказал Рауль, направившись было к двери, но Эрика предупредила его намерение. – Постойте! Вы… не могли бы… побыть со мной немного? – выпалила она, испытывая неловкость от того, что обращается к принцу с подобной просьбой. – Там, в лесу, я осознала, насколько сильно не хочу больше находиться в одиночестве… – Я останусь. Но сперва лишь зайду в библиотеку, скажу Корвусу, что мы благополучно вернулись. – Уже выйдя из комнаты, Рауль заглянул обратно и добавил: – Вот еще что, мне будет очень приятно, если ты прекратишь обращаться ко мне на "вы". Да, я уже стар, но только не душой, а мой статус принца в существующих обстоятельствах и вовсе не имеет значения. В ответ Эри лишь кивнула, улыбнувшись, и волк скрылся за дверью. Девушка встала с постели и сделала пару шагов. Долгие часы блуждания по лесу не прошли бесследно – ноги ужасно болели. Даже не помышляя о том, чтоб вновь обуться, она проковыляла в гардеробную. Теплая накидка все еще укрывала ее плечи, и вот чудеса – ни на ней, ни на платье не было ни пятнышка. Одежда Эри вновь оказалась кристально чистой, и если бы не боль в ступнях и слегка саднящее горло, можно было подумать, что все ее недавние скитания всего лишь ей приснились. Пока Эрика готовилась ко сну, в голове ее вертелись мысли о том, как благородно поступил Рауль. Ведь не пойди он за ней, она бы наверняка погибла в том лесу, не сумев отыскать в кромешной тьме дорогу назад. И если совсем недавно она относилась к таинственному хозяину замка весьма настороженно, то сейчас понемногу начинала ему доверять. К тому же, она не могла не отметить некоторые перемены в поведении волка. Раньше он был холоден и мрачен, несколько неприветлив, скрытен и очень сдержан, но в Лесу Теней Эри смогла разглядеть за всем этим одинокую и отчаявшуюся душу. Она увидела, что Рауль по-настоящему переживает за нее и правда сожалеет о тех словах, что сказал. Прервал ее размышления стук в дверь. – Войдите, – отозвалась Эри, смущенно получше запахнув шелковый халат. – Корвус просил передать, что очень рад твоему возвращению, – сказал Рауль и протянул девушке небольшую баночку. – Вот, для твоих ног, эта мазь снимет боль… И еще я принес это… – Та самая, – просияла Эрика, взяв в руки книгу о приключениях отважного рыцаря. – Большое спасибо! Вы так внимательны и так заботитесь обо мне… И я подумала, что мне не следовало просить вас… – девушка прервалась, поймав на себе несколько осуждающий взгляд собеседника. – Просить тебя побыть со мной, ведь наверняка ты устал гораздо сильнее, чем я… – Ерунда, я буду счастлив составить тебе компанию, – ответил Рауль, хотя на самом деле просто валился с ног и был ужасно голоден. – Я останусь здесь, пока ты не уснешь. И, если хочешь, могу почитать тебе. – Хочу, – улыбнулась Эри, вернув книгу волку. Рауль устроился в кресле у камина, а Эрика сидела на кровати, нанося на свои уставшие ноги целебную мазь. Однако волк почему-то все не начинал рассказ, и девушке даже подумалось, что он задремал – ведь она могла видеть лишь высокую спинку кресла. – Рауль? Что-то случилось? – окликнула она. – Ты так и не сказала… – тихо ответил принц. – Не сказала что? – Простила ли ты меня за те слова? – Да, простила, – произнесла Эрика, чуть поразмыслив. – Но это не значит, что я последую твоему совету и отвернусь от своей веры в лучшее. – Поступи ты так, я бы сожалел об этом всю оставшуюся жизнь… Эри, пожалуйста, пообещай мне кое-что. – И что же? – Что больше не сбежишь, что всегда будешь рядом. Эти слова несколько ошарашили Эрику и заставили ее глубоко задуматься. В комнате вновь повисла гнетущая тишина, но спустя минуту девушка с тяжелым сердцем ответила: – Прости, но я не могу... Ведь ты знаешь, я пришла в это королевство с тем, чтобы найти подругу и брата. И я приложу для этого все усилия, хоть и не знаю, сколько времени это займет и что потребует от меня. Но потом я уйду… – Что ж, я благодарен тебе за откровенность, – сказал Рауль, радуясь, что девушка не может видеть его глаза, в которых с легкостью можно было прочесть, как сильно он желал услышать другой ответ. – Но хотя бы дай слово, что до тех пор больше не пойдешь в лес одна. – Хорошо, это я тебе обещаю. – Спасибо… Итак, книга… – с трудом придав своему голосу веселость и непринужденность, Рауль начал прочтение. – История, которую я собираюсь вам поведать, случилась много лет назад. Тогда я был всего лишь семнадцатилетним юнцом, служившим оруженосцем у одного из самых бравых и доблестных рыцарей при дворе короля Сайзервэлла Гильберта IV – у сэра Аделарда. Тогда я и представить не мог, что на мою долю выпадут приключения, подобные тем, что мне пришлось пережить. А началось все в день, когда его величество отдал своим воинам приказ разыскать одного могущественного волшебника по имени Сатурнин Кринем, живущего далеко за морем. И вот, небольшой отряд из пятнадцати человек, среди которых были сэр Аделард и, разумеется, ваш покорный слуга, сел на корабль, отправлявшийся к далеким холмистым берегам королевства Теренсия… Лишь сейчас, слушая историю о приключениях и далеких странах, Эрика обратила внимание на то, какой у Рауля приятный голос. Рассказ из его уст звучал так мелодично и успокаивающе, что девушка позабыла обо всех своих тревогах и переживаниях и почти сразу провалилась в сон. Однако спала Эри несколько беспокойно. Сперва разыгравшееся воображение погрузило ее в сновидения о прекрасных дальних краях и необычайно живописных уголках, но потом она вновь оказалась в Нармонвальде, в замке Эзор. Повсюду в окна бил солнечный свет, звучала веселая музыка. Эрика шла по коридору и вдруг услышала доносящиеся из одной комнаты до боли знакомые голоса – Роззи и Фредерик звали ее, заливаясь радостным смехом. Как же Эри была счастлива их увидеть! А после того, как восторг встречи немного улегся, она заметила, что Рауль тоже был в комнате и молча наблюдал за ними. Но, не смотря на то, что на улице светило солнце и теней в этом доселе мрачном королевстве было не больше, чем в любом другом, принц все еще оставался волком, а в его глазах было столько боли, что у девушки сжалось сердце. – Теперь, когда ты уйдешь, мой мир вновь погрузится во тьму… – тихо сказал он. Эрика мгновенно проснулась. На кофейном столике все еще ярко горели свечи в изящном золоченом канделябре. Девушку безумно раздражало, что пока нигде в этом замке ей не встретились ни одни часы, а посему – она не могла узнать даже приблизительное время (с учетом того, что за окном всегда была ночь). Но лишь эта мысль пронеслась у нее в голове, как краем глаза Эри заметила на каминной полке какое-то движение. Приглядевшись, она увидела, как в рассеивающемся облачке фиолетового тумана появились небольшие деревянные часики с бронзовым маятником. – Хм, видимо, здесь действительно исполняется любая прихоть, – подумала она, вставая с постели. Девушка сделала шаг и ощутила, что чудесная мазь полностью исцелила ее ноги. Эри намеревалась подойти к камину – отогнать остатки сна и получше рассмотреть часы, стрелки которых показывали полтретьего ночи, но увидела, что Рауль все еще находится в ее комнате. Он заснул, сидя в кресле, а книга о приключениях сэра Торвальда Рейтенфельса покоилась на его коленях, рискуя вот-вот свалиться на пол. Улыбнувшись, Эрика осторожно переложила ее на столик и внимательно посмотрела на принца. Она поймала себя на мысли, что ее тянет прикоснуться к нему, и она даже поднесла руку к мохнатой щеке, но побоялась тем самым его разбудить. У нее не было такого намерения – рядом с Раулем ей было как-то спокойнее, она чувствовала себя в безопасности. – Сама не знаю, почему, но я бы хотела дать тебе это обещание, – проговорила она едва слышным шепотом. – Да только боюсь, что не смогу его сдержать. Но если нам все же удастся снять проклятье и ты вновь попросишь меня об этом… – она не закончила говорить, посчитав, что несет околесицу, да и все равно Рауль ее не слышит. На душе у девушки было как-то паршиво – по большому счету из-за того, что принц о ней так заботится, а она даже не смогла сказать то, что он хотел услышать. Эрика чувствовала себя виноватой и желала отплатить ему добротой за доброту. Но пока единственное, на что она была способна – укрыть спящего волка теплым пледом. Сделав это, Эри вновь отправилась в постель и вскоре уснула без сновидений. Но она не знала одного – чутко спящий Рауль прекрасно расслышал каждое слово, что она прошептала, и это очень многое для него значило.

пакостная Бетти: Elina пишет: ввиду ужасно медленной скорости интернета. С тех пор я ненавижу торренты!!! А у меня скорость интернета 40 мега. При моей скорости-сороковке у меня скачивается обычно за 1 день / даже минуту-другую. И мой дядя тоже скачивает с торрентов, причём не столько фильмы, сколько музыку.

пакостная Бетти: Знаешь, Elina, я скачиваю с торрентов не только фильмы и музыку, но и книги, и журналы. Журналы из моего детства скачала - "Трамвай", "Колобок", "Весёлые картинки'' (к сожалению, большинство скачанных "Весёлых картинок" без комиксов оказались, не полностью).

Elina: Видимо, я так вдохновилась обилием всевозможных новых фанатских творений, приуроченных к выходу фильма, что во мне зажглось желание продолжить выкладывать сюда кусочки своей сказки (и добить уже ее до конца, наконец! ). В общем, ловите. Прошу учитывать, что фильм я пока еще не смотрела, так что все возможные совпадения случайны Когда Эрика проснулась утром, Рауля в ее комнате уже не было. Девушке очень хотелось доставить принцу радость. Посему она сочла нужным достаточно серьезно подойти к выбору наряда, и пал он как раз на то синее бархатное платье, что она не решилась надеть накануне. Пускай такой фасон и вышел из моды, оно было просто великолепно! И так идеально сидело – как будто его сшили именно по ее фигуре. К тому же, Эри не чувствовала в нем совершенно никакого неудобства, хотя Роззи так часто жаловалась подруге на свои туалеты, причитая, что ей в них невозможно ни дышать, ни двигаться. Тем не менее, девушке все же было несколько не по себе – она впервые в жизни оделась столь роскошно. Но, вспомнив наказ Рауля не робеть, выпрямила спину и неуверенно вышла из комнаты. В коридоре вновь царил полумрак, но лишь Эрика подумала об этом, как темноту разогнали мгновенно зажегшиеся канделябры и люстры. Однако это не умерило чувство дискомфорта, постоянно преследовавшее девушку в этих пустынных переходах. Лишь когда рядом с ней был Рауль, тревога отступала. И надо же было такому случиться, что они столкнулись за следующим же поворотом. От неожиданности у Эри аж перехватило дыхание. – Доброе утро, – как ни в чем не бывало произнес волк. – Тебе очень идет это платье, выглядишь чудесно. – С-спасибо… – на комплимент девушка залилась краской. – Ты тоже. Как бы нелепо это ни звучало, Эрика была права. Рауль принарядился, и выглядел еще более разодетым щеголем, нежели накануне. Однако обувь по-прежнему отсутствовала, но его это нисколько не тревожило. – Ты чересчур добра, – усмехнулся волк. – Я уже давно отвык от того, чтобы надевать сразу так много предметов одежды, все еще чувствую себя неуютно… – Надо отметить, я тебя понимаю, – Эри слегка расправила складки подола. – Кстати, ты не могла бы мне помочь? – Рауль протянул ей белый шейный платок. – Никогда не умел их завязывать. – Эмм, признаться, я тоже, – ответила Эрика, неуверенно беря отрез нежнейшего батиста. – Но я попробую. В течение нескольких минут девушка увлеченно пыталась создать на шее терпеливо замершего принца некое подобие узла, но затем сдалась. – А знаешь, меня совершенно не смутит его отсутствие, – она беззаботно махнула многострадальным галстуком. – Что ж, не скажу, что я этим опечален. – Кстати, а как же ты справился с ним вчера? – поинтересовалась девушка, припоминая детали минувшего дня. – Я возложил эту почетную миссию на Корвуса. – улыбнулся волк, подавая Эрике руку. – Позволь проводить тебя в столовую. Ты ведь голодна, я надеюсь? – О, да! Как волк, – поняв, какую глупость она только что сморозила, Эри густо покраснела. – Ой, п-прости… Но Рауль на это нисколько не обиделся, а лишь улыбнулся. – Ты что, опять не будешь завтракать со мной? – спросила Эрика, с осуждением глядя то на Рауля, то на единственный прибор на столе. – Я ведь уже говорил, мои… – Да-да, я помню, про твои волчьи манеры. Но и ты не забывай, я не благородная дама, а простая горничная, со мной можно и не церемонничать. – Но это противоречит всему, чему меня когда-либо учили. Мне не важно, каких ты кровей – ты моя гостья, и я обязан вести себя, как подобает. – В таком случае, ты не откажешься исполнить мое желание, – лишь Рауль собрался еще что-то возразить, как Эри быстро добавила. – В той записке ты написал, что сделаешь все возможное, чтобы скрасить мое пребывание здесь. – Уговорила, сдаюсь, – обреченно капитулировал принц, помолчав, а на столе в облачке фиолетового дыма появился еще один прибор. Эрика смерила волка гордым взглядом победителя. Оказалось, что Рауль был к себе чересчур строг. Манеры Фредерика за столом (или, точнее, их отсутствие) иной раз повергали Эрику в куда больший шок, чем недолжное соблюдение столового этикета принцем. И, надо отметить, оба наших героя чувствовали себя вполне непринужденно. – Вчера был непростой день, как тебе спалось? – спросил Рауль. – На удивление неплохо, спасибо, – Эри задумалась над тем, стоит ли раскрывать детали своих сновидений. – Мне снились места, о которых ты читал. Правда, я не помню, на каком моменте заснула, так что, пожалуй, нужно будет мне самой перечитать начало еще раз. – Не думаю, что перечитывать придется много. Я ведь тоже задремал. Ну, тебе это и так известно. На этих словах Эри чуть было не поперхнулась булочкой. Не зная, что ответить, она подняла на Рауля глаза, в которых явственно читалась просьба не развивать эту тему. Но он беспощадно продолжил: – Тебе стоило разбудить меня, – волка эта ситуация, по-видимому, забавляла. Он вел беседу совершенно непринужденно, продолжая, как ни в чем не бывало, завтракать. – Мне было как-то совестно это сделать, тем более учитывая причины твоей усталости… – ответила Эрика, чувствуя себя крайне неловко. – Ох, ну перестань. Знаешь, я много думал над твоим отношением к сложившейся ситуации и, надо признать, тебе удалось меня несколько воодушевить. Так что я предлагаю забыть все плохое, что случилось накануне, и настроиться на позитивный исход событий. – О, я вижу, вы проснулись в прекрасном настроении, ваше высочество, – подтрунила Эри, отсалютовав Раулю чашкой с чаем и возрадовавшись, что тема минувшего вечера, по-видимому, исчерпана. Не тут-то было. – Все благодаря тебе, – ответил принц, а, помолчав, решился добавить. – Я слышал, что ты сказала ночью… И принял это к сведению. Эрика замерла, чувствуя, как краснеет до корней волос, и стараясь держать себя в руках. Она попыталась притвориться, что не понимает, о чем идет речь. – Прости, я не вполне… – Неважно. Видимо, мне просто приснилось, – соврал Рауль, понимая, что еще чуть-чуть и его собеседница попросту упадет в обморок от смущения. Хотя, ему так нравился этот очаровательный румянец, заливающий ее щеки. – Ох, да, разумеется, – Эри облегченно вздохнула, пытаясь утихомирить бешено колотящееся сердце. Странно, но она чувствовала себя так, будто ее застали на месте преступления. – Что ж, – Рауль хлопнул в ладоши. – Предлагаю сегодняшний день посвятить небольшой прогулке по замку. Что скажешь? – А… а как же… – К Корвусу я уже успел заглянуть. Он просто с головой зарылся в книги, даже отказал мне в помощи с галстуком. В довольно грубой форме, надо отметить. Так что лучше этого ворчуна сегодня не беспокоить, ему есть, чем заняться.

D.W. Бетти: Привет, Элина! Пока что единственное совпадение с фильмом я нашла лишь в чтении ими книг :) Хотя, костюм Биста-волка на этой картинке (хоть это и по мотивам диснеевских BatB, всё же я этот рисунок готова считать как-бы-иллюстрацией к твоему "Королевству теней") чем-то похож на костюм нового Биста. А ведь эта вещь на 6 лет моложе фильма ;)

Elina: Очень милая иллюстрация, Бетти!)

D.W. Бетти: Спасибо, Элина. Только я не автор этой картинки, я её нашла на Викискладе через статью о BatB в Википедии.

Elina: Все равно, найти же тоже нужно)

Aranel: Правильно, что продолжаешь, мне очень нравится! Ещё планируется в ближайшем будущем?

Elina: Aranel, я рада! Да, как раз сейчас вот, пожалуй, закину) Итак, Эрика приняла предложение Рауля осмотреть замок, и он уже около часа водил ее по широким коридорам и пышным покоям, рассказывая историю королевства и своих предков. Он показал ей музыкальную комнату, несколько гостиных, галереи, кабинеты, салон с охотничьими трофеями, величественный тронный зал и еще три столовые, которые оказались в несколько раз больше той, где уже трапезничала девушка. И хоть Эри всегда так восхищалась красотой дворца Эбермунд, он не шел ни в какое сравнение с замком Эзор, превосходящим в своем великолепии, пожалуй, все строения мира. Однако шик и роскошь никак не могли заглушить чувство огромной безысходности, давящее на девушку со всех сторон. Казалось, стены просто пропитаны одиночеством, а тишина, стоящая вокруг, практически осязаема. Шагая рядом с Раулем к очередным покоям, знаменитым тем, что когда-то в них останавливался кто-то из коронованных особ соседней страны, Эри заметила мелькнувшую в неглубокой нише широкую дверь со стеклянными оконцами, но принц явно намеревался провести свою гостью мимо. Девушка подошла поближе, и ей пришло на ум, что вряд ли за такой красивой и изысканно сделанной дверью окажется каморка со швабрами или ничем не примечательная комната прислуги. К сожалению, рассмотреть, что таилось по ту сторону, Эрике не удалось – за стеклом был кромешный мрак. Рауль, ушедший вперед, огляделся в поисках своей немного отставшей экскурсантки, и увидел, что она уже чуть приоткрыла загадочную дверь, собираясь вот-вот распахнуть ее настежь. В несколько шагов оказавшись рядом с девушкой, волк предупредил ее желание, довольно резко захлопнув створку. Вздрогнув от неожиданности, Эрика обескуражено воззрилась на принца. – Сомневаюсь, что тебе там понравится, – сказал он, а прочитав недоумение в глазах девушки, добавил: – Поверь мне. – А ты понимаешь, насколько сильно разжег мой интерес? – Поинтересовалась Эри, скрестив руки на груди. – Я ведь теперь покоя себе не найду, пока не узнаю, какие секреты ты скрываешь за этой дверью. – Никаких секретов. Я лишь хочу оградить тебя от всего, что может причинить огорчение. Но ты вольна поступать, как считаешь нужным, – произнес принц, сделав шаг в сторону. – У всего есть своя цена, и у любопытства тоже, – ответила Эри, поразмыслив и отметив, как это мило, что Рауль так ее оберегает. – Если мне суждено заплатить за его удовлетворение испорченным настроением, что ж, так тому и быть. Зайдя в загадочное помещение и увидев его в свете зажегшихся свечей и факелов, Эрика поняла, что Рауль был прав. Дверь вела в огромный зимний сад, пребывавший в запустении. Деревья стояли голыми и скрюченными, их опавшие листья устилали пол и шуршали под ногами. Вьюн, опутывавший стены, розовые кусты и всевозможные цветы в гранитных вазонах – все завяло, высохло… В большом живописном прудике не было воды, а в птичьих клетках никто не чирикал и не чистил перышки. Канделябры оказались не в силах полностью разогнать темноту, заползающую сквозь панорамные окна и высокий стеклянный купол, а мрачные силуэты сухих ветвей делали этот сад таким пугающим, таким похожим на Лес Теней. Ощутив, как по спине побежали мурашки, Эрике захотелось оказаться как можно дальше от этого места, но гордость не позволяла ей развернуться и сбежать. Вместо этого девушка несколько надменно прошла вглубь, присела на изящную кованую скамейку и вопросительно взглянула на волка, удрученно осматривавшего мертвые деревья. – Отец рассказывал, что моя мама очень любила этот сад. Но вот, что стало с ним без солнечного света. Даже магия Корвуса не смогла воскресить его. – Как это печально, – вздохнула Эри, задумчиво коснувшись увядшего розового бутона. – Я всегда любила такие места. Они напоминают мне о папе – он был придворным садовником и из всех занятий больше всего любил ухаживать за растениями. В королевском парке Эбермунда он устроил для нас с Фредом и Розали тайное убежище – небольшой домик на дереве. Для нас это был самый волшебный уголок на земле, мы прибегали туда при первой же возможности и в любую погоду, прятали там свои сокровища, делились друг с другом секретами… А однажды Фредди свалился оттуда и вывихнул запястье… – Эрика улыбалась, рассказывая это, но потом улыбка вдруг исчезла с ее лица. – Я обещала, что всегда буду о них заботиться, всегда их защищу… Рауль опустился перед ней на колено, взял за руку и посмотрел в ее грустные глаза. – И ты сдержишь свое слово. Я еще никогда не был так полон решимости разрушить это проклятье. – Спасибо, – Эри вновь улыбнулась. В этот момент она как никогда верила, что вместе им действительно удастся снять злые чары. Как Рауль и предполагал, после незапланированного посещения мрачного зимнего сада Эрику одолели печальные мысли. Желая отогнать их от нее подальше, он ломал голову, что для этого предпринять. И тут его посетила блестящая идея. – Эри, скажи, ты когда-нибудь была на балу? – спросил он, но сразу же прочел ответ в ее удивленном и несколько смущенном взгляде. – Нет, лишь иногда наблюдала со стороны. В такие дни, обыкновенно, у прислуги хватает забот… А почему ты спрашиваешь? – Бежим, – и, не говоря больше ни слова, Рауль схватил девушку за руку и буквально потащил за собой. Эрику такое его поведение невероятно удивило, но она подхватила свои юбки и, предвкушая что-то удивительное, поддержала принца в его сумасбродстве. Они неслись по коридорам так быстро, что у Эри все расплывалось перед глазами, но через несколько минут Рауль остановился. Попытавшись перевести дух, Эрика сделала глубокий вдох, а вот выдохнуть уже не смогла, ибо увидела, куда привел ее принц. Они стояли прямо в центре огромного бального зала. В высоченный расписной потолок упирались колонны из золотисто-кремового мрамора с невообразимой красоты скульптурными капителями. Тысячи свечей, горящие в хрустальных люстрах и канделябрах, отбрасывали блики на позолоту и лепнины. Высокие окна-ниши были обрамлены драпировками пурпурного бархата, а меж оконными проемами висели большие зеркала в золоченых рамах, многократно умножавшие роскошь этого помещения. Узорчатый мраморный пол был начищен до такой степени, что, казалось, будто зал выстроен на заледеневшем озере, чья гладь тоже отражала великолепное убранство. Парадная двойная лестница, напоминавшая по форме подкову, вела на эмпоры и верхний этаж и была настолько широкой, что, казалось, на ней свободно могли разъехаться два конных экипажа. У ее подножий восседали изваяния четырех грифонов с золотыми крыльями и огромными рубиновыми глазами, и находилась дверь, украшенная потрясающим десюдепортом, через которую Рауль и Эрика и попали в зал. Изумленная такой красотой, Эри не могла вымолвить ни слова, осматривая все восхищенным взглядом, а Рауль наблюдал за ней и на душе у него теплело. Но вдруг он заметил, что этот восторг внезапно стал медленно угасать в глазах девушки. – Что? Эри, что не так? – спросил волк, взяв ее за руку. – Темнота… Она такая зловещая. Я все пытаюсь убедить себя, что это всего лишь ночь за окном, но тщетно. Она так давит на меня, Рауль… – Позволь мне помочь тебе. Закрой глаза, – на эту просьбу девушка скептически подняла бровь. – Ты что, не доверяешь мне? – Доверяю, – ответила Эри, повиновавшись волку. Надо отметить, что одно это слово очень его обрадовало. – Хорошо. А теперь представь звездное небо в самую ясную, безлунную ночь. Вспомни, как мерцают и переливаются эти мириады огоньков в бесконечной выси… – Я редко смотрела на звезды, – вдруг прервала его Эрика, все еще не поднимая ресниц. – Видела их красоту, но как будто не замечала. А сейчас я так по ним скучаю… – Поверь мне, скоро ты вновь их увидишь. Можешь уже открыть глаза. Поступив так, Эри ахнула от удивления. – Как ты это сделал? – изумленно воскликнула она, подбежав к ближайшему окну. – Это сделала ты, – в зрачках последовавшего за ней размеренным шагом Рауля плясали озорные чертики, несмотря на свои слова, он выглядел весьма самодовольным. – Я уже забыл, как выглядят звезды, но благодаря тебе могу теперь любоваться их подобием. Эрика водила рукой по оконному стеклу, в которое были инкрустированы сотни идеально ограненных алмазов, сапфиров, изумрудов и других драгоценных камней. Свет свечей, преломляясь в них, казался мерцанием далеких небесных светил. – Конечно, – продолжил Рауль, – они не сравнятся с настоящими звездами, но все же… – Они прекрасны, – вновь перебила его Эри, одарив сияющей улыбкой. – Спасибо! – Всегда к твоим услугам. А теперь, – принц сделал интригующую паузу и вдруг склонился в поклоне. – Позвольте мне иметь честь пригласить вас на вальс. – Вальс?! – изумилась девушка. Только она хотела сказать что-то про невозможность танцевать в полнейшей тишине, как вдруг услышала чарующие звуки скрипок, виолончелей и флейты, льющиеся, казалось, отовсюду. Таким образом, у нее осталась лишь одна вразумительная отговорка. – Но я не умею… – Не беда, я научу. К тому же, это необходимо – ты ведь не хочешь ударить в грязь лицом на грядущем балу в честь разрушения проклятья Теней? Удивительно, как воодушевил Эрику этот оптимизм, которым она столь непредвиденно смогла заразить принца! Словно она сама вдруг всецело поверила в счастливый конец, словно все тени малейших сомнений испарились, уступив место светлым надеждам. Не говоря ни слова, девушка присела в реверансе, как обыкновенно знатные дамы отвечали на приглашения кавалеров на балах в Эбермунде. Эри так часто украдкой наблюдала за этими волшебными действами, не смея даже мечтать, что когда-либо ее ждет нечто столь же грандиозное. А сейчас она стояла посреди наипрекраснейшего в мире бального зала, в роскошном платье, напротив самого настоящего принца, и даже проклятье не могло омрачить этой минуты… Сложно передать, с каким трепетом и волнением Рауль обхватил тонкую талию Эри, словно она была нежнейшим цветком в его больших неловких лапах. Принц никогда не любил танцевать, но сейчас… Сейчас он наконец понял, насколько прекрасным и захватывающим дух может быть вальс. Осознавал он и причину перемены своего мнения – он смотрел ей прямо в глаза. И дело было не в ее красоте или обаянии, а в том, что рядом с ней сердце волка начинало как будто жить своей собственной жизнью, то замирая, то пускаясь вскачь. А Эрика… Сперва она была так неуверенна и скованна, но потом отдалась на волю музыке и позволила Раулю вести себя в танце. Душу ей заполняла удивительная, непостижимая радость, будто каждая нота билась в ее пульсе, заставляя улыбаться. А потом краем глаза она заметила, что по какой-то необъяснимой причине в огромных зеркалах реальность несколько искажается. Возможно, у нее просто закружилась голова, но Эри могла поклясться, что в отражениях она танцевала не с волком, а с человеком… И пусть его зазеркальный облик девушка видела лишь мельком и со спины, этого хватило, чтобы наполнявшая ее радость выплеснулась через край звонким смехом. Почему-то от этого принц несколько опешил – ведь он впервые услышал, как Эри смеется. – Что? – растерянно спросил он, сбившись с ритма и остановившись посреди зала. – Ничего. Просто на мгновение я увидела будущее. И оно прекрасно, – ответила Эрика, улыбнувшись.

Ветер: Спасибо. Ты особо здорово описываешь локации и всякую атмосферу.

Elina: Ветер, спасибо! Я очень рада, что нравится!) Для меня это классный стимул продолжать.

Elina: Порадую-ка я Ветра очередными локациями) На этот раз обсерваторией. Натанцевавшись до такой степени, что Рауль уже начал было в шутку причитать, будто слишком стар для столь продолжительных веселий, и он, и Эрика пребывали в прекрасном настроении. Они отужинали в одной из громадных столовых, что была поблизости. По мнению Эри, там могли уместиться чуть ли не все подданные Лура, и еще остались бы свободные места. А после трапезы Рауль поделился с девушкой своими мыслями. – Знаешь, эти «звезды» в бальном зале не дают мне покоя. И вот, что я вспомнил. Ведь у Корвуса здесь оборудована прекрасная небольшая обсерватория. Думаю, тебе было бы интересно на нее взглянуть. – С огромной радостью, – воодушевилась Эри, беззаветно последовав за принцем. Обсерватория Корвуса находилась в одной из башен замка, Эрика даже успела устать, поднимаясь по ступенькам. Почти половину комнаты занимал огромный телескоп с множеством окуляров, шестерней и ручек для регулировки, а оставшееся пространство чародей оборудовал под свой кабинет. Сколько же там было разных диковинок! Множество книг, всевозможные свитки и манускрипты, календари, звездные карты, затейливые секстанты и астролябии, компас, планисфера и солнечные часы, презанятная модель мироздания и даже небольшая коллекция упавших с неба звезд! Они поразили Эрику до глубины души – она ни в какую не хотела поверить, что эти невзрачные куски камней когда-то могли ярко и маняще сиять на ночном небосклоне. А еще она осознала, как мало ей на самом деле известно о мире, и как сильно она хочет это исправить. Рауль тем временем расхаживал по комнате и вел рассказ, изобилуя названиями и терминами, которые его гостья слышала впервые в жизни. – …После этого случая Корвус и близко не хотел меня подпускать к его храму Урании7, и мне пришлось просить отца, чтоб он выписал мне собственный телескоп из Орвелберра. Тамошние мастера всегда славились искусством изготовления рефракторов и зрительных труб. Все дело в их секрете обработки линз – они так преломляют свет, что… О-о, Эри, стой! Лучше сейчас те рычаги не трогать. Принц так увлеченно рассказывал (ну еще бы, ведь у него наконец-то появился достойный слушатель!), что едва не прозевал момент, когда Эрика с большим интересом начала осматривать мудреный механизм. – Для чего они? – спросила она, выжидательно посмотрев на волка. – Какая же ты, все-таки, любопытная, – с лаской в голосе упрекнул ее Рауль. – Моя мама любит это повторять. Ну я а считаю, разве плохо, что мне хочется узнать больше? – Думаю, это чудесное стремление, но все же стоит соблюдать разумную осторожность. – Знаешь, я только сейчас поняла, что всегда была чересчур осторожной. Вечно руководствовалась голосом разума, боялась рисковать и в своем любопытстве почти никогда не переступала черту, зачастую так и не находя ответов на терзавшие меня вопросы. Но за последние дни я усвоила – если перестаешь осторожничать, в жизни начинают происходить удивительные вещи. – Но удивительные вещи нередко таят в себе массу опасностей, не так ли? – ответил волк, подойдя к Эрике поближе. – Полагаю, что рядом с тобой я могу позволить себе быть капельку посмелее? – сказала она, с легким изумлением осознав, что ведет себя довольно кокетливо, а это было ей несвойственно. – Ведь, если что, ты убережешь меня от беды? – Даже не сомневайся в этом, – заверил Рауль, испытывая какую-то необъяснимую радость от того, что Эри воспринимает его как своего защитника. – Так какую же опасность таят в себе эти рычаги? – спросила девушка, вдруг опомнившись – они с Раулем смотрели друг другу в глаза неприлично долго и между ними уже успела повиснуть длительная пауза. – Темноту, которой ты так боишься. Они открывают разные секции этой куполообразной крыши. В ясную ночь вселенная отсюда как на ладони и кажется, что до звезд можно достать рукой… Но сейчас там лишь кромешный мрак и даже в такой мощный телескоп, как этот, невозможно ничего разглядеть. – Вот как… – проговорила Эри задумчиво. – Тогда неудивительно, что Корвус большую часть времени проводит не здесь, а в библиотеке… – Причина не в этом. Он просто не может ее покинуть. – Что? Почему? – Дело в том, что именно там его застало проклятье Теней. Корвус – один из самых могущественных светлых магов нашего мира, в этом нет никаких сомнений. Но колдовство Раганы очень древнее и невероятно темное, оно буквально пропитано ее злобой. И хоть Корвусу удалось не стать тенью, эта тьма все равно наложила на него свой отпечаток, заключив в оболочку птицы и значительно истощив его возможности. В библиотеке его магия сильнее всего, но чем дальше он от своего посоха, тем слабее. Поначалу он все же нередко покидал пределы книгохранилища, но потом кое-что произошло… – тут Рауль пожалел, что заикнулся об этой истории, ему не хотелось, чтобы Эри узнала, кем он чуть не стал от отчаяния и одиночества. Но волк читал в ее взгляде неподдельный интерес, а потому решил не разочаровывать прерванным рассказом и продолжил. – Это случилось, пожалуй, лет двадцать назад, а может, и еще раньше. Проклятье Раганы начало брать надо мной верх, я все больше превращался в дикого зверя. В своем безграничном желании вырваться из этого темного плена, я подолгу пропадал в Лесу Теней, как ты его называешь, пытаясь добраться до границы с соседним королевством. Лишь изредка голод заставлял меня вернуться в замок, но всякий раз, восполнив силы и собрав припасы, я вновь отправлялся обратно. Поначалу Корвус старался мне втолковать, что все это бесполезно, но потом махнул рукой, или, лучше сказать, крылом. Но однажды я не появлялся слишком долго. Так долго, что этот старый ворчун начал переживать за меня, и, надо сказать, небезосновательно. Я забрел настолько далеко, что даже в хрустальном шаре было не разглядеть, жив я или уже мертв. И Корвус принял решение покинуть Эзор и отправиться на мои поиски. Несколько дней он, ведомый магией, летел по моему следу, все больше отдаляясь от замка и все больше слабея. Я до сих пор иногда со страхом думаю, как бы все обернулось, не заметь я те искорки угасающего волшебства… Со мной все было в порядке, я будто одержимый продирался сквозь корчи и сухие ветви, как мне казалось, к свету, на самом деле лишь еще больше забредая в дремучую чащу и с каждым шагом теряя рассудок. Корвус почти нагнал меня, но при этом едва не лишился всех своих сил. Веришь ли, но когда я нашел его, лежащего ничком на земле, кончики его перьев уже становились прозрачными, он едва держался, чтобы не превратиться в тень! Это отрезвило меня, я поспешил с ним в Эзор так быстро, как только мог. Корвус, конечно, поправился, но с тех пор больше не покидал библиотеки, боясь, что за ее порогом проклятье может взять верх над остатками его магии. А я не выходил более за пределы замка. До того дня, пока здесь не появилась ты… Эри слушала эту историю, закусив губу и нервно теребя цепочку, а в глазах у нее было столько печали и сочувствия, что Рауль не удержался и в порыве нежности коснулся ее скулы. А она не возразила и не отпрянула, наоборот, улыбнулась и дотронулась до его руки, прижимая ее к своей щеке еще сильнее. И волку на миг показалось, что все это просто сон, дивное видение, которое в любой момент может растаять. Потому что вряд ли в реальной жизни все может произойти вот так – столь быстро и нелогично. Да, а ведь этот старый ворон, как всегда, был прав… С каждой минутой, проведенной рядом с этой девушкой, Рауль все больше в нее влюблялся. Было уже далеко за полночь, но Эри, хоть и являлась заядлым жаворонком, еще не спала. Она сидела в своей постели и десятый раз к ряду пыталась прочесть одну и ту же строчку из книги о приключениях сэра Рейтенфельса. Однако вместо гигантского морского чудовища, напавшего на корабль, ее разум занимали лишь воспоминания о чудесно проведенном дне. Тем не менее, к ним примешивались и печальные мысли, которые Эрика уже неоднократно от себя отгоняла но, оставшись наедине с собой, это оказалось не так-то просто. Наконец, девушка прекратила попытки дочитать главу и, захлопнув книгу, устало потерла глаза. Утро вечера мудренее, как любит повторять ее мама. Наверняка, у Корвуса уже успели появиться какие-либо идеи насчет того, почему Эри не стала тенью и как это может помочь снять проклятье. Девушка уже готова была переложить книгу на прикроватную тумбу и затушить свечи, но вдруг заметила, что меж страниц что-то лежит. Сперва она подумала, будто это закладка, которой на деле оказался сложенный втрое, пожелтевший от времени листок бумаги. Развернув его, Эри увидела, что это письмо, написанное очень изящным, наверняка женским, почерком. Начиналось оно со слов "Милый Рауль!", а в подписи значилось "С теплом, твоя Д"… Почему-то Эрика почувствовала себя так, словно ее окатили ледяной водой. Как можно быстрее она вновь сложила листок и запрятала его подальше в книгу, которую незамедлительно отправила на тумбу, попутно задув свечи. Все это она сделала лишь для того, чтобы не поддаться соблазну прочесть письмо от начала до конца, но за те секунды, что она держала его в руках, взгляд все-таки выхватил из текста несколько слов, которые она не могла теперь вытрясти из головы – "люблю тебя всем сердцем"... Вся сонливость девушки улетучилась, а мыслей стало еще больше. Ей почему-то захотелось встать и, заламывая руки, измерить шагами всю комнату, но вместо этого она обхватила свои колени и невидящим взором уставилась на всполохи огня в камине. Выходит, что волк рассказал ей далеко не все. Ну разумеется, эта загадочная Д не может быть никем иным, как его возлюбленной. Ох, бедный Рауль! Как много страданий выпало на его долю. Но, черт возьми, что это за гнетущее чувство, которое Эри сейчас испытывает?! Почему ей так хочется и злиться, и плакать? И как она могла быть столь глупой, держаться так ветрено, так несдержанно?! Что она себе напридумывала? Ведь наверняка все действия Рауля по отношению к ней, все его слова – не более чем дружеское обращение, призванное приободрить ее, просто знаки гостеприимства. А она в ответ не раз вела себя с ним столь фривольно, буквально вешалась на шею! Дура! Конечно, Рауль слишком хорошо воспитан, чтобы ставить в упрек ее поведение… Да, за те дни, что Эрика провела в Нармонвальде, она все чаще узнавала себя с новой стороны, и это не всегда ей нравилось. Она стала вести себя не только более смело, но и более дерзко и необдуманно. Куда подевался тот внутренний голос, что раньше всегда уберегал ее от неосмотрительных действий? Неужели его заглушили… чувства?.. 7 В древнегреческой мифологии муза астрономии

Ветер: Интригует очень :) А причина моей любви к разным локациям наверное в том, что в реале мои "обитаемые пространства" довольно тесные - как дома, так и в офисе. Я очень люблю бывать в новых местах и их изучать атмосферу, но я очень не люблю сам процесс поездки, который почти всегда требует затраты нервов, времени и денег. Поэтому всю жизнь буду мечтать о телепортации, или же пользоваться ее суррогатом - виртуальной реальностью

Elina: Когда-то прочла такую фразу - "Книга - это самый бюджетный способ путешествий") Вообще, тоже люблю бывать в новых местах, но я крайне тяжела на подъем, жуткая домоседка. Заграницей была единственный раз 20 лет назад) Но вот по работе внутри страны много интересного повидала. Была на нефтебазе и одном из крупнейших нефтяных месторождений страны, побывала в недрах исследовательского ядерного реактора, водила на симуляторе танкер))) Жаль, в Диснейленд по работе меня никто не отправит... А что до процесса поездки - это дело мне тоже нравится. Можно помечтать, послушать музыку, почитать... А телепортация - это даааа... Это хана всем транспортным и нефтяным компаниям, колоссальные сокращения рабочих, ну и экономия всего-всего, а также польза для экологии...

D.W. Бетти: Oчeнь кpacивaя пoвecть пoлyчaeтcя. Очень красивые описания. Кстати, что такое десюдепорт, я не знаю, никогда не слышала и не читала подобного слова :).

Elina: D.W. Бетти, спасибо, я очень рада! А десюдепорт - это такое декоративное украшение над дверью. Вот примеры:

D.W. Бетти: Очень красиво, Элинушка :) Я видела подобную красоту, но не знала, что это называется десюдепорт. Верхний снимок - это, кажется, из Петергофа?

Elina: Я и сама не знала, но приходится изучать всякие справочники и энциклопедии, дабы сделать повествование красочнее) Да, это Петергоф, верно.



полная версия страницы