Форум » Библиотека » Королевство теней » Ответить

Королевство теней

Elina: Ну что, друзья, я настолько воодушевилась повестью Пакостной Бетти, что решила и свои пробы пера сюда закинуть. Очень надеюсь, что понравится. Прошу слишком уж строго не судить) [more]КОРОЛЕВСТВО ТЕНЕЙ Omnia vincit amor. Все побеждает любовь. Вергилий, "Эклоги" Когда-то давно, когда магия еще не покинула этот мир, драконы и феи не скрывались от людей, а грифоны катали на себе по небу детишек, случилась эта история. Она берет начало на обширных землях богатого и процветающего королевства Нармонвальд1, у самой его восточной границы, в окруженном густым лесом величественном и прекрасном замке Эзор. Это было счастливое и беззаботное время для всех жителей страны. У власти стоял дальновидный и добрый король Реджинальд, который правил мудро и справедливо. Но вот однажды, в день, который он и все его подданные ждали с большим нетерпением и волнением, в день, который обещал стать светлым праздником, случилось несчастье. Возлюбленная жена короля покинула этот мир, подарив ему единственного сына и наследника. Новорожденного принца назвали Рауль. Хоть король и был убит горем из-за смерти супруги, его жизнь все же скрашивало появление сына, и спустя какое-то время он устроил в его честь праздник, на который съехалось множество людей, как из Нармонвальда, так и из соседних королевств. Была среди гостей, пришедших засвидетельствовать свое почтение королю и принцу, одна женщина, которую глашатай представил леди Раганой2 – стройная и красивая, с бледной кожей и черными, как вороново крыло, волосами, богато и изысканно одетая. Она принесла подарок – изящный серебряный кинжал с изогнутым лезвием, инкрустированный золотом и драгоценными камнями. Подойдя к колыбели, Рагана взглянула на маленького принца. Почувствовав на себе ее взгляд, малыш почему-то тихонько заплакал, а женщина сказала, обратившись к королю: – Этот ребенок слаб и беспомощен. В нем течет только кровь простого смертного. Возьмите меня в жены, и я рожу вам куда более достойного наследника. Стоит ли говорить, что все присутствовавшие лишились дара речи от подобной наглости! А король Реджинальд аж побагровел от ярости, но прежде, чем он успел сказать хоть слово, дама продолжила: – Не спешите гневаться, ваше величество. Я могу дать очень многое в благодарность за вашу любовь. И многого лишить в наказание за ненависть… – и, глядя на принца, как бы показывая, чего именно она может лишить короля, Рагана нарочито медленно достала из ножен кинжал, а пение его острого, как бритва, лезвия заполнило звенящую тишину, в которую погрузился огромный зал. Но короля это не испугало. – Убирайся, пока я не отправил тебя на плаху! ВОООООООН! – крикнул он так громко, что эхо пронеслось по всему замку, заглянув в каждый его закуток, заставив дребезжать каждое стеклышко. К колыбели уже подоспели опомнившиеся стражники, готовые в любой момент уволочь дерзословку в темницу, но Рагана и бровью не повела, а лишь сказала: – Я еще вернусь… – и тут ее окутало облако едкого фиолетового дыма, а когда он рассеялся, самой дамы нигде уже не было, и лишь принесенный ею кинжал со звоном упал на мраморный пол… После этого король повелел своим лучшим ищейкам во что бы то ни стало отыскать эту ведьму и отправить ее на костер. Он назначил за нее награду и приказал перевернуть все королевство, заглянуть в каждый дом. Он не мог забыть того, с каким презрением она смотрела на его сына, и боялся за него. Понимая чувства Реджинальда, его друзья – правители соседних стран – организовали поиски и в своих владениях. Но шли годы, и постепенно тревоги короля стали угасать, а жизнь его наполнилась радостью. Он всем сердцем любил своего сына, а маленький принц рос таким же, как и его отец – добрым, смелым, ловким и не по годам мудрым. Однажды, погожим летним днем, когда принцу было лет десять, он сидел на траве в тени раскидистого дуба в Эзорском саду и читал книгу. Это была книга о путешествиях, в ней описывались не только земли Нармонвальда, но и все соседние королевства. Раулю еще не доводилось странствовать, и потому он довольствовался чужими впечатлениями, почерпывая их из книг и предвкушая свою первую большую поездку. Он так увлекся чтением, что не сразу заметил стоящую рядом и наблюдающую за ним молодую женщину. Опомнившись, Рауль вскочил с земли и склонился перед леди. Она ответила ему легким кивком и улыбнулась, но улыбнулась как-то зловеще, принцу стало не по себе от этой улыбки и ее холодного взгляда. С минуту она молча его рассматривала, а потом сказала: – Ты Рауль? Быстро же ты растешь. Надо же, не думала, что ты будешь таким миленьким. Принц промолчал, он просто не знал, что на это ответить. А женщина подобрала подол платья и села на траву, взяв в руки книгу Рауля. – Путешествия? Тебя манят дальние страны? – ухмыльнулась она. – Да. Отец обещал, что в следующую поездку он возьмет меня с собой. – А где ты хотел бы побывать в первую очередь? Да садись же, – Рауль повиновался и ответил, поразмыслив пару секунд. – В королевстве Орвелберр, в долине Лок3, где обитают драконы. На них там даже можно прокатиться! – А хотел бы ты, чтобы вся эта долина со всеми ее драконами, и вообще все это королевство принадлежало тебе? – этот странный вопрос заставил Рауля смутиться. – Нет, зачем мне это? – Как это зачем? – женщина удивленно приподняла бровь. – Это ведь огромные земли, богатства, да к тому же даже один дракон – это настоящий подарок для армии. А у Орвелберра их десятки, их войско почти непобедимо. Нармонвальд таким похвастаться не может. Если бы вы покорили Орвелберр, следом за ним вам покорился бы и весь остальной мир. – От войны никогда не бывает ничего хорошего, лишь смерть и разрушения… – тихо ответил мальчик. – Не разбив яйца, омлет не приготовишь, – внезапно жестко сказала незнакомка, но продолжила уже как раньше, приторно-сахарным голосом. – Ну а как же власть? Скажи, разве тебе не хотелось бы стать королем всего мира? – Сложно держать под контролем весь мир. Когда-нибудь я стану королем Нармонвальда, и забота об этих землях – это все, что будет мне нужно. – Видимо, ты еще слишком мал и глуп. Запомни, тот, кто не стремится добиться всего, не добьется вообще ничего! – леди поднялась с земли, с яростью швырнула книгу Рауля на землю, посмотрела на него взглядом, в котором можно было прочесть смесь разочарования и презрения, развернулась и стремительно исчезла в глубине сада, оставив юного принца наедине с его размышлениями. Он спрашивал себя, кто эта женщина, и что же она от него хотела, но не мог найти ответы. Разумеется, это была Рагана, ни капельки не изменившаяся за минувшие годы. Тогда принц не знал, что ему предстоит еще не раз увидеть ее в будущем… 1 От квенийского narmo – "волк" и немецкого wald – "лес" 2 По-литовски "Ведьма" 3 На квенья "loce" – "дракон"[/more]

Ответов - 95, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Elina: Ну, это не конец, а просто прозрачный намек, так что даже и не спойлер в полной мере)

Elina: Эрика сидела, с ногами забравшись в кресло и укутавшись в плед, и смотрела в окно, за которым была самая темная ночь, какую только можно себе вообразить. Она привыкла вставать на заре, и, хоть и понимала, что в этом королевстве ей больше никогда не увидеть солнечный свет, все же невольно ждала, что небо вот-вот окрасится в светлые сумеречные оттенки. Но оно оставалось беспросветным. Эри не знала, который сейчас час, но решила, что, по-видимому, утро уже наступило. Умывшись и причесавшись, она вошла в гардеробную. Взяла одно платье, бархатное, насыщенно-синего цвета, с пышной юбкой и лифом, расшитым жемчугом и серебряными нитями, приложила к груди и взглянула в зеркало. – Что, Эри, из грязи в князи, м? – улыбнулась она, разговаривая с отражением. – Куда уж тебе… – вздохнула, вернув лазурное платье на место, и надела свое простенькое. Когда девушка вышла из комнаты в коридор, который вновь оказался освещен весьма скудно, она чуть было не вскрикнула от неожиданности, поскольку нос к носу столкнулась с хозяином замка. По всей видимости, для него это тоже стало сюрпризом, но спустя мгновение он опомнился и сказал: – Доброе утро! – Доброе. – Надеюсь, вам хорошо спалось? – в ответ Эрика лишь неуверенно кивнула, не желая открыто врать о своей бессоннице и беспокоясь, что свет зажегшихся свечей откроет тени, залегшие у нее под глазами. Хотя, Рауль и так знал, что она не сомкнула глаз, а свой вопрос задал просто из вежливости. – Я провожу вас в столовую. Они шли молча, каждый был погружен в свои мысли. Эрика гадала, что волк делал у ее дверей в столь ранний час и почему он выглядел таким всклокоченным? И, в конце концов, разве она не смогла бы рано или поздно сама отыскать столовую? Рауль корил себя за бездумность, размышляя о том, как неловко получилось, что они столкнулись прямо возле двери, а не, скажем, чуть дальше по коридору. Наконец, принц решился прервать тягостное молчание, спросив: – Неужели вам не понравилось ни одно платье? – Платье? – переспросила Эрика, очнувшись от размышлений. – Да, они все ваши. Разве ни одно не приглянулось? – Нет-нет, что вы, – девушка смутилась. – Они просто роскошные. Очень красивые. – Так почему же вы остановили свой выбор на этом наряде? – Рауль чувствовал себя несколько оскорбленным. – Все те одежды слишком шикарны для простой девушки вроде меня, – ответила Эри, помолчав. – Вы отнюдь не так просты, как о себе думаете. Считайте себя полноправной хозяйкой этого замка. И в другой раз не робейте. Эри раскрыла было рот, чтоб что-то ответить (хотя, сама еще не придумала, что), но Рауль своим быстрым шагом ушел вперед, остановившись возле высокой двустворчатой двери с резьбой, изображающей виноградные лозы. Приоткрыв ее перед девушкой, он сказал: – Стол уже накрыт. Я буду ждать вас в библиотеке – дальше по коридору и направо. Уверен, вы не пропустите. – Вы разве не составите мне компанию? – спросила Эри, войдя в комнату. – Боюсь, мои волчьи манеры могут отбить у вас аппетит, – Рауль поклонился, быстро закрыв за собой дверь и вновь не дав Эрике шанса сказать хоть что-либо. Надо отметить, что эта его привычка оставлять последнее слово за собой подобным образом начинала раздражать девушку, поскольку уже не первый раз волк ставил ее тем самым в крайне неловкое положение. Но она извиняла его, учитывая очевидно трагичные обстоятельства, в которых он оказался. Полное одиночество любого весельчака может сделать нелюдимым дикарем… Столовая оказалась огромной залой с высоким сводчатым потолком и громадным камином, чей жар способен был отопить все это величественное помещение даже в самый лютый мороз. Вдоль комнаты стоял длинный массивный стол, за которым могли уместиться, пожалуй, порядка полусотни человек. Дальний его конец укрывала белоснежная скатерть, уставленная ломящейся от яств посудой. Эрика села, кое-как отодвинув тяжелый стул, и приступила к трапезе, с легкой паникой оглядев батальон окружавших ее ложек, вилок и ножей. Девушка была сама удивлена, сколь сильно проголодалась. К тому же, ее завтрак оказался очень вкусным, а обилие блюд просто поражало – на столе чего только не было: и запеченное мясо, и жаркое, и какие-то супы, выпечка и фрукты, которым она даже не знала названия. Невольно в голове у нее пронеслась мысль, а что, если Рауль собирается откормить ее, а потом сожрать, как волк из страшной детской сказки, что рассказывала мама? Но Эри тут же отмела эти размышления, как совершенно бредовые. Итак, Эрика наелась досыта, умудрившись ограничиться лишь яичницей с парой кусочков хрустящего бекона, теплой булочкой с нежным маслом и кружкой чая, благоухающего травами. А закончив с едой, девушка в течение нескольких минут безуспешно пыталась отворить тяжеленную дверь, что удалось ей только тогда, когда она навалилась на нее всем своим малым весом. – Фуф, ну надо же! – сказала она самой себе, даже не думая о том, чтобы вновь закрыть створку. – А этот волк настоящий силач… Хорошо, что в мою комнату попасть куда проще.

пакостная Бетти: Elina, точно-преточно - кукла-ведьма в шапке с рогами это самая что ни на есть настоящая Малефисента! Эти куклы-прелестницы из замка Юссе дают мне смелости(плюс я в подразделе "Фанарт" в "Гильдии творцов" форума начала наконец размещать свои рисунки) разместить здесь свои пробные картинки к "Трём Толстякам" Юрия Карловича Олеши. За образец Суок я взяла свою куколку Синди, которая у меня когда-то была (правда, пришлось с двух похожих кукол + по памяти её компановать, так как фотографии Синди точь-в-точь как моя нет в интернете). http://pakostnayabetty.gallery.ru/watch?a=bWma-nBut Как и тексты, я рисунки не присылала раньше, боясь не просто критики - запрета, связанного с критикой. Что мне запретят недокрашивать. А я не собираюсь от этого своего стиля отказываться - другое дело, что его надо совершенствовать, а отказываться - ни-ни! Во-первых, это как в книгах моего детства (я об этом также написала в "Гильдии творцов" - в "Фанарте" на нашем форуме); во-вторых, мне так легче - с полным фоном у меня неважно: http://pakostnayabetty.gallery.ru/watch?a=bWma-nzV1 .Материалы: в первом случае гелевые и капиллярная ручки, во втором - цветные карандаши.

пакостная Бетти: http://s43.radikal.ru/i101/1511/55/afddcd87a82b.jpg Я эту картинку прислала на всякий случай - вдруг кто ещё не видел? Хотя Elina, наверное, видела. Но я не могу знать этого заранее. А в "Берте Муррее" я внесла некоторые поправки в последние главки: сократила и без того суровые ихние подробности, сделала так, что подробности о том, как генерал сына "чудовищем, из-за которого он на посмешище" называл - газетные сообщения, а не слова самой Хармони.

Elina: Бетти, я думаю, запрещать кому-либо творить так, как ему нравится - просто глупо! Наверное, это вправе сделать только учитель, у которого этот человек сам решил набраться опыта. И не в форме запрета, а в форме совета. Помню, я как-то сама попросила совета по тому, как лучше писать, у одной маститой писательницы (набралась наглости, называется, у нее несколько книг-бестселлеров, а я на тот момент еще в школе училась, вроде бы). В общем, она меня раскритиковала в пух и прах, я дико расстроилась. Зареклась вывешивать свои почеркушки в интернете, а потом осмыслила ее слова и вняла советам. Как результат, оглядываясь сейчас на свои старые работы, я понимаю, что стала писать гораздо лучше. Но это так, лирическое отступление на тему конструктивной критики))) Кстати, картинку эту я видела, а с ней и множество других. К сожалению, такого арта на тему девушка+волк, который бы мне понравился, довольно мало. Постоянно жалею, что сама как художница - не ахти. Да, вы, ребят, уж извините, что я стала так редко появляться. У меня новая работа, которая теперь отнимает практически все время. Радует, что, по сравнению с прежней, она мне ужасно нравится))) По возможности буду сюда заглядывать. И, конечно же, закидывать новые кусочки из "Королевства теней"

Elina: Рауль оказался прав – Эрика сразу же узнала дверь, ведущую в библиотеку. Широкие створки из потемневшего от времени дуба украшала причудливая резьба, изображающая расправляющего свои крылья филина. В клюве птица держала ленту со словами на неизвестном девушке языке: "Hic mortui vivunt, hic muti loquuntur"4. Поразмыслив над тем, что же они могли значить, Эри повернула бронзовую ручку. На ее счастье, эта дверь оказалась не такой тяжелой, хоть и выглядела столь же массивно, как ее сестра, охраняющая вход в столовую. В комнате царил полумрак и слышались чьи-то голоса, Эрика кашлянула, чтоб привлечь к себе внимание. Почти сразу же зажглись несколько люстр, и библиотека предстала во всем своем великолепии. Стеллажи с книгами, украшенные затейливыми узорами, вздымались к потолку, а хоры, на которые вела широкая винтовая лестница, отгораживала изящная кованая решетка. В дальнем конце залы горел высокий камин из золотисто-коричневого мрамора с высеченными по обе его стороны грифонами. Рядом друг напротив друга стояли две софы, обитые зеленым бархатом. Еще Эри заметила в книгохранилище уютные кресла, шахматный столик, большой глобус и висящую рядом с ним на стене карту, различные вазы и изысканные скульптуры и несколько столов, заваленных книгами, свитками и манускриптами, стеклянными колбами, склянками и самой разнообразной алхимической атрибутикой. Кое-где стены украшали гобелены и картины со сценами из жизни монархов и придворного люда. Из глубин библиотеки навстречу девушке вышел Рауль, и Эрика невольно спросила себя – а тот ли это волк, что совсем недавно провожал ее в столовую? Хозяин замка преобразился. Если до этого Эри видела его в одних лишь кюлотах (чем он ее, надо отметить, несколько смущал), то сейчас его костюм дополнился белоснежной рубашкой с воротником-стойкой, желтым шелковым жилетом и фраком из зеленого сукна с золотой оторочкой. В общем, Рауль был одет со всей строгостью придворного этикета, если не считать отсутствие чулок и обуви. И хоть одежда и выглядела довольно старомодно, это нисколько не умаляло благородный вид волка. – Идемте, я хочу вас кое с кем познакомить. Эрику несколько настораживала немногословность Рауля, но она послушно пошла за ним и возле высокого темного окна увидела черного ворона. Птица сидела на довольно странном насесте, больше напоминавшем увенчанную небольшим хрустальным шариком длинную витиеватую корягу, оплетенную тонкими золотыми кровеносными сосудами, по которым как будто текло янтарное сияние. Ворон был прямо-таки великаном, куда крупнее своих сородичей и, казалось, что он внимательно изучает Эри. – Позвольте представить, – начал волк. – Это мой старый друг и наставник, мастер Корвус Альфред Краз Ван-дер-Фиах Альгорабский, придворный чародей Нармонвальда, Заклинатель Четвертого Ранга, Кавалер… – Ох, Рауль, да оставь ты весь этот пафос! – нетерпеливо воскликнул ворон, закатив глаза. – Мои титулы и звания можно битый час перечислять. Сомневаюсь, что ты их все помнишь – я и сам уже добрую половину позабыл. Дорогая, можете звать меня просто Корвус, – он учтиво поклонился, сделав крыльями изящный жест. – Ааээээ… – только и смогла протянуть Эрика, растерянно хлопая глазами. Однако волшебника ее шок ни капельки не смутил, и он задорно продолжил: – А мы раньше не встречались? – взмах крылом и с ближайшего стола взлетело и мягко приземлилось аккурат на клюв магу маленькое пенсне в золотой оправе. – Клянусь жемчужиной двойной трансмутации5, я вас уже где-то видел! – Я бы такое запомнила, – Эри наконец обрела дар речи. – Боюсь, Корвус, ты ошибаешься, – встрял Рауль. – Наша гостья еще слишком молода, что исключает возможность ее встречи с тобой до наложения проклятья Теней. Кстати говоря, Эрика, кроме вас и меня Корвус единственный, кого это проклятье не коснулось. – Ну, с этим можно поспорить, – заявил ворон. – Оно коснулось и меня, и тебя, просто участь у нас не такая, как у остальных. А вот вы, барышня, действительно одна в своем роде, и для меня это настоящая тайна. – Я думала о том, что, возможно, ее разгадка поможет найти иной способ снять чары… – робко сказала девушка. – И я абсолютно такого же мнения! – щелкнул клювом Корвус. – Поэтому, милая, нам с вами предстоит долгая беседа. 4 "Здесь мертвые живут, здесь немые говорят" (лат.) 5 Магический артефакт, описанный Людвигом Иоганном Тиком в "Достопамятном жизнеописании Его величества Абрагама Тонелли", 1798 г.

пакостная Бетти: Точь-в-точь, Корвус - ворон, как латинское научное название этой птицы! А я и забыла... Но не забыла, что вороны умеют повторять слова и звуки и считать до 6 не хуже попугаев. Красиво звучит: двери - сёстры. А я вспоминаю две берёзы, на которые в детстве столько раз смотрела, и их иногда зову сёстрами: более высокая и аккуратная берёза - старшая сестра, а берёза пониже "на голову" (по древесным меркам) с растрёпанной кроной - младшая сестра, соответственно.

пакостная Бетти: Я, кстати, пыталась найти картинку, где Бист в камзоле имеет вид волка, а Белль в точности Диснеевская, только упрощённая. Но вместо неё мне попалась WolfPearl.

Elina: Да, вороны - птицы-пересмешники. Всегда хотела иметь ворона, но пока ограничиваюсь неговорящим попугаем-кореллой, который умеет куковать, как кукушка)) Кстати, над именем Корвуса я довольно долго ломала голову. Наверное, Ветру это очень не понравится, но имя просто сплошь говорящее Корвус - "ворон" на латыни. Альфред - в честь Хичкока. Краз - звезда бета-величены в созвездии Ворона. Фиах - старинное гаэльское имя, угадайте, что означает)) Альгораб - тоже звезда, в том же созвездии, от арабского "аль-гураб" (что это значит даже говорить не надо). Вот так вот =))

Elina: Добрую половину дня Эрика провела в библиотеке, разговаривая с Корвусом. Рауль же просто сидел на софе возле камина, увлеченно что-то читая. Хотя, на самом деле, он лишь делал вид, что внимательно изучает текст книги, время от времени переворачивая листы своими когтистыми и узловатыми пальцами. На самом деле, он ловил каждое слово, произносимое его гостьей, и изредка позволял себе взглянуть на нее поверх страниц. Эрика поведала Корвусу свою печальную историю, а он рассказал ей, как когда-то был человеком, а всех его знаний и колдовских способностей оказалось недостаточно, чтобы даже от себя самого отразить проклятье в полной мере. – Я превратился в жалкую птицу, а мой посох стал мне насестом, – сетовал чародей. – Хотя, свои преимущества, типа умения летать, в этом все же есть. Но, святые небеса, как же я скучаю по возможности хотя бы просто почесать свой нос! Эрику забавлял этот ворчливый ворон. Она улыбнулась и, чуть поколебавшись, слегка поскребла его серый клюв, отчего маг просто растаял. – А что Рауль? – спросила Эри почти шепотом, не желая, чтобы принц услышал, однако, совсем забыв о его зверином слухе. – А что Рауль? – переспросил волшебник. – Ну… он тоже был человеком? – Вы очень проницательны, – мрачно сказал внезапно возникший рядом волк. Эрика была готова провалиться сквозь землю со стыда, но потом вдруг поняла, что Рауля ее любопытство не оскорбило. – Вы проголодались? Я мог бы рассказать вам свою историю за обедом. К повествованию Рауль приступил по пути в столовую. – Думаю, начать следует с той, кто повинен во всех бедах. Ее зовут Рагана. Корвус узнал из летописей, что лет триста назад она, как и он сейчас, была придворной волшебницей. Но попыталась отравить королеву, чтобы занять ее место. Естественно, моему предку королю это не понравилось. Он хотел отправить ее на костер, но сбежать для Раганы особого труда не составляет. – Так вы… королевских кровей? – прервала его несколько удивленная такой новостью Эри. Конечно, это было вполне логично, но до сей минуты в голову девушке почему-то невольно лезли самые мрачные предположения относительно того, как волк стал хозяином огромного замка. – Да, я наследный принц Нармонвальда. И, увы, в какой-то мере это явилось причиной всех бед, обрушившихся на королевство. Перед тем, как сбежать, Рагана поклялась моему прадеду, что когда-нибудь женит на себе его потомка, станет законной правительницей, а в жилах его наследников будет течь и ее кровь. Как впоследствии рассказал мне Корвус, она и на моего отца имела виды, но он дал ей отпор. А вот моего отказа она уже не стерпела. – Три сотни лет… – задумчиво проговорила Эри. – Поражаюсь ее терпению. Так долго добиваться своего… – Все относительно. Вполне вероятно, что для Раганы это не так уж много. Для нее десятилетие пролетает как один день. Они подошли к столовой и Эрика про себя восхитилась, с какой легкостью и непринужденностью Рауль настежь распахнул эту тяжеленную дверь. На столе все еще стоял никем не убранный завтрак Эри. – Итак, что бы вы хотели отведать? – спросил волк, невероятно озадачив девушку. Видя, что она затрудняется с ответом, он сказал: – Ладно, пусть будет сюрприз. И в ту же секунду все блюда, что были на столе, вдруг окутались густым фиолетовым туманом, а когда он рассеялся, на их месте стояли новые. – Вы что, тоже волшебник?! – изумилась Эри. – Нет, я простой смертный. Хотя, Корвус и обучил меня азам колдовской науки. Но это все магия замка, – он взмахнул рукой, и тяжелый стул во главе стола, на котором Эрика сидела за завтраком, сам отодвинулся. – Рагана зачаровала это место так, что любая прихоть здесь исполняется. Мне казалось, я уже говорил вам, если что-то нужно – только пожелайте. – Просто я не привыкла отдавать приказания, – засмущалась Эрика. За обедом Рауль сидел рядом с Эри, но ничего не ел, а вот ее тарелки наполнялись сами собой – как будто невидимый слуга стоял рядом и выкладывал на них разные вкусности. Девушке было крайне неловко, что она кушает, а ее собеседник сидит голодом, лишь бы не смутить ее своими манерами, но она радовалась, что в этот раз он хотя бы не оставил ее одну. – Рагана заколдовала замок, стремясь дать мне понять, что счастье заключается лишь в том, чтобы исполнялись все материальные желания. Она лишила меня человеческого общения, но сделала безмерно богатым и ни в чем не нуждающимся, пытаясь изменить мои убеждения относительно самого понятия счастья и в надежде, что я женюсь на ней. – Я не понимаю… – сказала Эри, задумавшись. – Почему тогда она не воспользовалась своей магией? Я слышала, что существуют любовные зелья… – Не тот случай. Действительно, есть самые разные зелья и чары, способные вызвать сердечную тоску, заставить думать о ком-то, проникнуться к нему симпатией. Но ни одному алхимику не под силу создать напиток, который зажжет в сердце настоящую любовь. Да Рагане это и не нужно. Кроме того, как выяснилось, по какой-то причине она не в состоянии проникнуть в разум кого-либо из королевской семьи, или подчинить себе их волю. Поэтому-то она и прибегла к такому изощренному способу… – Сделав вас волком? – О, это произошло не сразу. Еще лет семь после наложения проклятья я оставался человеком. Рагана появлялась в замке каждый декабрь6, в полнолуние. Повторяла свое предложение жениться на ней в обмен на помощь в завоевании всего остального мира. Каждый раз я отказывался, но однажды мое терпение лопнуло. Я помню тот день в мельчайших подробностях. Я знал, что она появится и подготовился к ее приходу, достал особое оружие – ее подарок… Серебряный кинжал, обладающий кое-какими магическими свойствами. Я попытался убить Рагану, наивно полагая, что это разрушит чары. Но мне удалось лишь слегка ее оцарапать. Она рассмеялась мне в лицо, сказав, что даже если бы я смог лишить ее жизни, это не рассеяло бы проклятье, а наоборот, сделало его необратимым. Я сильно разозлил ее, она заявила, что больше не придет, пока я сам ее не позову – с помощью того же кинжала. И когда это случится, я буду умалять ее стать моей женой. А покуда я так не поступлю, быть мне настоящим одиноким волком. И с этими словами она превратила меня в зверя. Эрика слушала этот рассказ, затаив дыхание от страха. Рауль не казался ей тем, кто способен на хладнокровное убийство, но сейчас он выглядел зловеще и дико. Его зрачки расширились настолько, что глаза казались почти черными, с тоненькой изумрудной окантовкой. Острые белые клыки обнажились в зверином оскале. Эри буквально кожей чувствовала исходивший от него гнев и боялась пошевелиться. Но спустя мгновение Рауль, видимо, заметил ее испуг и взял себя в руки, виновато потупив взгляд. – Я думала, Рагана хочет просто стать королевой Нармонвальда, но вы говорили что-то о завоевании всего мира? – наконец спросила Эри, проглотив ком в горле. – Да… Она не такая всемогущая, как может показаться на первый взгляд. По неясной причине ее магия действует только в пределах этого королевства. Но она жаждет власти и над всеми остальными. – Она хочет расширить границы, – догадалась Эрика. – И именно поэтому мечтает вступить со мной в брак. Это не цель, а лишь средство ее достижения. – Тогда вы были правы: к этому способу снять проклятье лучше не прибегать. Мы найдем другой! – уверенно заявила девушка, кладя приборы на опустевшую тарелку. – Я ищу его уже больше полувека, – вздохнул Рауль, вставая из-за стола. – Да, но ведь теперь у вас есть я, – улыбнулась Эри, последовав его примеру. – Ну так что, в библиотеку? – Вам так не терпится приступить к поискам? – Но ведь под чарами оказались мои близкие! Возможно, у мастера Корвуса уже появились какие-нибудь мысли. А если даже и нет, то… – девушка замялась, но затем смущенно продолжила. – То я бы смогла заглянуть в одну книгу, которую заприметила… – Вот как? – Рауль улыбнулся ее мотивам. – Да, – Эри пожала плечами, слегка покраснев. – Всегда любила читать, да только возможность выпадала нечасто. Мне даже запретили прибираться в библиотеке короля Одрика, потому что тогда я исчезала на весь оставшийся день. – А можно узнать, что именно вам так приглянулось? – спросил волк. – "Рассказы о приключениях сэра Торвальда Рейтенфельса". Она на виду лежала, а я просто обожаю приключенческую литературу! – Вот так совпадение! – воскликнул Рауль, позабыв о присущей принцу сдержанности, но тут же взял себя в руки и продолжил уже бесстрастно. – Я тоже. К тому же, эта книга – одна из моих любимейших. – Она была в библиотеке замка, где я жила, но мне так и не довелось ее прочитать. – Что ж, теперь у вас будет предостаточно времени для этого занятия… – Что вы хотите этим сказать? – озадачилась Эри. Волк глубоко вздохнул и как будто прикидывал, стоит ли ему отвечать на этот вопрос. Наконец, он не выдержал испытующего взгляда собеседницы. – Вы уж не обессудьте, но я с трудом могу разделить вашу уверенность в положительном исходе событий. Слишком много лет я разочаровывался и теперь смотрю на ситуацию трезво. Я слышал историю, которую вы рассказали Корвусу, и знаю, что в лесу вы потеряли дорогих вам людей. Но я не хочу вселять в ваше сердце ложную надежду на их спасение. Чем скорее вы смиритесь, тем будет лучше для вас. Каждое слово Рауля как ножом резало Эрику по сердцу. Он видел, что ей больно, что на ее глаза наворачиваются слезы, но знал, что рано или поздно ему бы пришлось сказать ей эту горькую правду. – Прошу меня… извинить… Я… хотела бы… побыть одна… – с трудом выговорила Эри, изо всех сил стараясь не расплакаться, что у нее, впрочем, получалось плохо. Не желая показывать Раулю свои слезы, она собиралась побыстрее сбежать из обеденного зала, но чертова тяжелая дверь и не думала открываться. Эрика отчаянно и безуспешно толкала ее, но быстро сдалась, лишь ударила ни в чем неповинную створку кулаком, прислонилась к ней лбом и обреченно разрыдалась. Рауль на ватных ногах подошел к девушке и легко отворил непослушную дверь. Эри тут же юркнула в проход и побежала подальше от столовой. – Простите, – почти неслышно сказал волк ей вслед, чувствуя себя настоящим чудовищем... 6 В некоторых традициях существуют названия декабря, которые буквально переводятся как "волчий месяц". Например, у славян – "влченец", чехов – "vlčí mĕsíc", латышей – "wilku mēhnesis", на старинном немецком языке – "wolfmanêt", на сорабском – "welcɀe mesɀactɀwo".



полная версия страницы